Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
01.10.2011
Максим Журкин: Древний Иран
Часть первая
Продолжая очерк о восточных военно-бюрократических обществах, которые возникают, когда власть над цивилизацией захватывает каста воинов, обратимся к древней Персии, а именно к правлению царей из династии Ахеменидов, поскольку эта колоссальная паназиатская держава была первой в истории классической империей и образцом восточной деспотии.

В самом зените своего могущества данное сверхгосударство, где правил царь царей (шайхин шах) претендовало на то, чтобы включить в свой состав всю известную персам населённую ойкумену - то есть господствовать над миром.

Именно в древнем Иране сложилась та модель власти и управления, которая затем, с небольшими видоизменениями, заимствовалась почти всеми восточными царствами как древности, так и средних веков.

Суть её в гибком управлении лоскутным мегагосударством с помощью разных моделей силовой власти, присущей касте воинов; как прямого военного деспотизма, так и разветвлённой бюрократической иерархии, сосуществующей параллельно с феодально-аристократической автономией отдельных районов, которые даже в составе империи имели широкие права, вплоть до правления местных династий. Персидский царь был воистину царём царей, поскольку различной знати – царей, князей, властительных сатрапов, самоуправляемых городов, племенных вождей и даже храмовых теократий - в его колоссальных владениях было огромное множество. Всю эту сложнейшую симфонию властей венчала неизменная восточная традиция обожествления власти монарха, опиравшаяся на развитый зороастрийский культ и влиятельное жречество.

Эта традиция сакрализации деспотической власти с опорой на религию, фактически служащую интересам государства, также неизменно заимствовалась всеми восточными царствами, как древними, так и средневековыми, вплоть до Московской Руси и Османской империи.

Далеко не всё получалось у персов гладко. Терпели они и поражения: например, от кочевников скифов или союзов греческих городов-государств. Империю часто сотрясали восстания, подтачивали изнутри дворцовые интриги. Но в целом достижения этого выдающегося государства древности бесспорно огромны и явно недооценены исторической наукой.

Для этого постарались ещё древнегреческие историки, которые, видя в персидском царстве врага и явный антипод античной цивилизации, не пожалели чёрных красок в описании персов, как варваров, а устройства их державы – как страны поголовного рабства.

Тем не менее именно держава древнего Ирана отметила себя в истории целым рядом высоких достижений в области государственного строительства, легших затем в основу всей человеческой цивилизации. Персы – первые создатели гвардейских (элитных) частей, ставших ядром имперской армии (знаменитые отряды «бессмертных»).

Так же они зачинатели разделения властей на военные и гражданские, что затем неизменно использовалось всеми владыками для усиления центральной власти. Именно персами впервые было создано целое ведомство, которое можно определить, как контрольно-ревизорское («глаза и уши царя»). Они же положили основы продуманной системы имперской дипломатии, как целостной стратегии внешней политики. Их внутренняя политика отличалась продуманностью – это было господство с опорой на многообразие его форм, с учётом местных условий, в сочетании с широкой веротерпимостью. Можно сказать, что государственное управление и дипломатия в державе Ахеменидов достигли почти масштабов науки.

Вообще создание этого величайшего в ту эпоху сверхгосударства, по сути означало революцию касты воинов в масштабе всей Азии. Этот «класс-гегемон» наиболее полно воплощает себя в государстве, как универсальной машине господства и отчуждения с помощью власти насилия. Империя же воплощает в себе наиболее совершенный тип государства – его апогей и универсум. Персидский этнос исторически занял нишу касты воинов, для которой созрела миссия объединить всю Азию. Подобные примеры касты – этноса (когда относительно немногочисленный народ завоевателей правил гораздо многочисленными и цивилизованными народами) в истории встречались достаточно часто,

Достоинство персов заключалось в том, что, объединив под своей властью очаги древних цивилизаций, они достаточно быстро учились у них лучшим достижениям, как в культуре, так в опыте государственного строительства.

Рухнула держава Ахеменидов под ударами фаланг Александра Македонского не в следствии своей отсталости, а из-за внутренних болезней, свойственных всем империям, впавшим в состояние дряхлости. Прежде всего из-за феодализации – ослабления центральной власти и сепаратизма местных владык, косности бюрократической и военной машин, ослабления единства правящего этноса из-за его расслоения на бедных и богатых, придворных интриг и дворцовых переворотов. Эти болезни губили все империи: как древние так и более близкие нам хронологически (включая Советский Союз).

Персия периода правления династии Ахеменидов оставила столь глубокий след в истории, что даже после своего разгрома возрождалась не раз в виде сильного централизованного Иранского государства, сквозь века и тысячелетия – подобно волшебному фениксу.

Древние арии

Древнейшим населением Ирана были племена лулубеев, касситов, гутиев, хуритов, эламитов. Расово-этническое происхождение многих из них не понятно до сих пор. Хуриты, скорее всего, были выходцами с Кавказа, имевшие черты, характерные для кавказской расы. Жители Элама – одного из древнейших очагов цивилизации, были вероятно наиболее западной группой дравидской расы, которая с III по II тысячелетие до н.э. широкой полосой занимала территорию от Индии до Месопотамии, в том числе юг Ирана. Именно эти народы создали богатейшую культуру жителей долины Инда (цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро) с развитыми городами-государствами. Следы влияния этой древней цивилизации прослеживаются в культуре позднейшей Индии. Эта же раса легла в основу царства Элама, внёсшего свой немалый вклад в Ближневосточую цивилизацию и историю Месопотамии. Но кроме этих широко известных центров, крупные поселения близких к ним культур занимали многие оазисы Иранского плоскогорья. Основанные на искусственном орошении, с крупными посёлками (почти городского типа) и богатой материальной культурой. Характерно то, что к середине Бронзового века ( с II по I тыс до н.э.) эти поселения приходят в упадок по пока мало выясненным причинам. Тот же самый процесс наблюдался и в долине Инда. Торговые связи сокращаются, городища мельчают, изделия ремесла грубеют.

Именно в этот период в Среднюю Азию, Иран и Индию начинают проникать волны переселения народов севера индо-европейской языковой семьи, которых часто называют ариями.

И здесь необходимо развенчать несколько мифов, связанных с представлениями о арийских племенах.

Во-первых, ариями преимущественно называла себя только южная ветвь индо-европейских переселенцев, осевших непосредственно в Иране и Индии, частично на юге Средней Азии. Это были как раз те народы, которые проникли в районы древних, предшествовавших им цивилизаций. Они достаточно быстро перешли к оседлости, впитали многие достижения соседствовавших с ними культур, достаточно активно смешивались с туземным населением. В конечном итоге у них сложились две развитые самостоятельные цивилизации, в деталях схожие, но по социальному устройству и культуре во многом полярные друг другу. Так иранские арии, оказавшиеся в соседстве с могучими и жестокими ближневосточными царствами пошли по пути сложения сильного государства. У индийской же ветви арийских племён гораздо дольше держалась жреческая (браминская) теократия.

Иранцы создали одними из первых развитое монотеистическое учение (религия Зороастра).

Индийцы же прочно держались своих политеистических культов, постепенно дополнив их высокой мистической и пантеистической философией. В основе разделения этих ветвей лежал скорее всего изначально некий религиозный раскол, что вполне возможно для народов, находящихся на стадии правления жреческой касты. В этом случае политические разногласия облекаются прежде всего в религиозную рознь. Так, у иранцев боги назывались асурами, злые же духи – дэвами. У индийцев же совершенно наоборот: дэвы – это боги, а асуры – демоны. Поэтому эти две родственные и, вместе с тем, столь разные ветви ариев удобнее определять по их религиозным учениям – авестийцы (иранская ветвь), ведийцы (индийская).

Характерно, что севернее ариев (как ведийцев, так и авестийцев) жили родственные им индоевропейские племена, которые пошли по совершенно иному пути развития. Они перешли к полностью кочевому скотоводству, крайне мало заимствовали из других, чуждых им, культур и сохранили традиции родоплеменного общества. Племена эти называли саками. Западной причерноморской ветви этих народов греки дали называние скифов.

Эта достаточно самобытная и развитая культура скифских племен шла длинной полосой по евразийским степям, включая западную Сибирь – почти до Китая. У этих народов сложилось самобытное искусство (звериный стиль). Возможно, они достигли уровня цивилизации (культово-жреческой): об этом говорят масштабные, полные золота могильники и огромные курганы их знати. Но культура степных скифов – это отдельная тема для исследований.

Таким образом, ариями, как правило, называла себя лишь южная ветвь индоевропейской миграции, очень сильно отличавшаяся от других родственных им народов.

Второй миф, связанный с ними – то, что это были гордые племена белых северных варваров, (что-то вроде степных викингов), покоряющие все народы, встречаемые ими на пути. Зачастую это так же не соответствовало действительности. Действительно, арии покоряли туземное население, но чаще всего там, где проживали племена сильно уступавшие им в развитии, либо общества переживавшие упадок (как, например, на полуострове Индостан). Аборигенов либо оттесняли, либо включали в своё общество на правах низшей касты. Там же, где проживали народы, не уступавшие пришельцам в уровне цивилизации и воинственности, арии сами порою оказывались под их властью. Так, допустим, иранские племена достаточно долго вынуждены были признавать над собою власть Ассирии и платить её царям дань. Но чаще всего пришельцы из степей вступали в симбиоз с местным населением. Ведя полупастушеский образ жизни, они занимали степные районы, вступая в обмен с жителями оазисов. Естественно, обмен шёл и культурный, а так же происходило этническое смешение.

В-третьих, арии вовсе не были варварами. В эпоху их проникновения в районы древних культур они уже стояли на достаточно высокой ступени цивилизации, которая, видимо, сложилась ещё на их общей прародине. С севера они принесли уже развитую технику бронзового литья, изготовление лёгких боевых колесниц (самое совершенное изделие военной техники для своей эпохи) и достаточно сложную социальную организацию – трёхчастную структуру общества с разделением на касты жрецов, воинов и обычных людей – общинников. При том, что высшей у них считалась жреческая каста, несложно догадаться, что на далёкой северной прародине, откуда они вышли, у индо-европейских племён уже была некая цивилизация культово-жреческого типа. То есть теократия, для которой характерно наличие крупных поселений в виде культовых центров (городов-храмов). И действительно, археологические открытия последних десятилетий в районе южного Урала обнаруживают для нас остатки крупных поселений весьма необычной концентрической планировки(для определения дней равноденствий и солнцестояний), во многом схожие с древними обсерваториями. Самое известное из этих городищ, относящихся к эпохе бронзового века – Аркаим. Это бесспорные следы цивилизации тем более удивительной, что она возникла в зоне сурового континентального климата, на базе кочевого или полукочевого хозяйства. Яркое отличие этой культуры от других древних теократий (шумер, минойского крита, этрусков) заключалась не только в её северном расположении, но и в том, что она была своего рода «передвижной». Кочевой быт, знакомство с колёсным транспортом, приручение лошади позволили предкам индоевропейцев мигрировать на огромные расстояния от очага своего первоначального проживания, сохраняя во многом неизменными тип и облик своей культуры. Собственно, индоевропейцы и изобрели такое явление, как массовая этническая миграция, когда союзы племён в полном составе – с женщинами, детьми, на телегах и кибитках, охраняемые воинами на боевых колесницах, гоня с собою стада скота, перемещались на новые земли. Туземное население при этом или частично вытеснялось, или ассимилировалось. Порою же переселенцам удавалось пробиться в зоны развитых восточных культур, где они силой оружия, объединив вокруг себя местные народы, основывали империи и царства – Хеттов, Митани. В некоторых случаях индо-европейские племена, выйдя на морское побережье, осваивали мореплавание и, двигаясь на кораблях, так же, как на телегах – всем народом, затопляли побережья волнами своих вторжений – нашествия «народов моря».Таким образом, легендарная прародина индо-европейских племён, располагавшаяся скорее всего в районе южного Урала, на протяжении почти тысячи лет, как солнце, выбрасывала из себя протуберанцы этнических расселений, которые волнами затопляли Евразию с севера во всех направлениях. В самых крайних точках, где им удалось закрепиться – Индии, Иране и Греции – этим народам общего происхождения удалось создать яркие и самобытные цивилизации, каждая из которой в чём-то являлась вершиной развития человечества. Интересно то, что эти три великие культуры, ведущие происхождение из одного этнического и культурного очага, в плане социальной организации представляли собой три властных типа общества, причём каждая – в максимальной стадии развития. Так, иранцы первые создали наиболее сложный имперский тип государственности – царство Ахеменидов, как вершину общества, где правит каста воинов. Индийцы дольше всех из великих цивилизаций существовали под властью жреческой касты, достигнув за счёт этого небывалого взлёта культуры и религиозной философии. Греки же явили миру наиболее развитое общество где правит каста собственников – антично-полисная (гражданская цивилизация) со всеми её достижениями: научными, философскими, политическими и военными. Возможно влияние древних ариев распространялось и до Китая. Первая историческая династия Китая Шань-Инь, состоявшая из этнических пришельцев, имеет очень много общих черт с наиболее восточными из индо-европейских племён, как в культуре, так и в материальной технике. В частности: широкое использование боевых колесниц.

Пожалуй, единственным недостатком народов индоевропейского происхождения было то, что, будучи достаточно воинственными, они с не меньшим азартом воевали друг с другом, нежели с иноплеменниками. Большое количество государств, основанных древними индо-европейцами, погибло от нашествия индо-европейских же народов. В друг друге они родственников, как правило, не признавали. Впрочем, эта традиция среди народов индо-европейского происхождения сохраняется до сих пор. Вторая мировая война была главным образом войной немцев против англо-саксов, народа германского происхождения на западе и славян на востоке.

Создание империи

   Иран Ахемениды
Но вернёмся к древнему Ирану. Потребность в обороне от агрессивных империй Востока, прежде всего от Ассирии и Урарту стала стимулом для усиления среди иранских ариев касты воинов и складывания своего государства по образцу восточного царства. Центром подобного исторического движения изначально стали племена мидийцев, создавшие вокруг себя крупный племенной союз, куда вошла и наиболее южная ветвь иранских ариев – персы.

Согласно Геродоту, объединителем арийских племён был некто Дейок. Государство это было ещё достаточно аморфным – власть царя слаба, а племенная знать достаточно самостоятельна. По крайней мере, ассирийские источники называли племенных вождей Мидии царями, во множественном числе, наряду с верховным монархом. Изначально Мидия платила дань Ассирии лошадьми. Но правитель Каштарити (имя скорее производное от арийского названия варны кшатрий – воин) добился независимости своего государства. Геродот называет этого владыку Фраортом. Он вступил в союз со вторгшимися тогда в Закавказье скифами, став на время грозой Азии. Но когда могущество Ассирии стало слабеть скифы, не желая никому подчиняться, перешли на её сторону. Преемник Фраорта Киаксар радикально решил «скифский вопрос» - заманив на пир знать осевших за кавказским хребтом скифов, он вероломно перебил их всех. Кроме того, Киаксар создал постоянное войско на основе ополчения племён. В союзе с Вавилонским царством Киаксар нанёс смертельный удар по Ассирийской державе. Её главные города: Ашшур и Ниневию, союзники сравняли с землёй. Ассирия - это древнее царство, которое на протяжении многих веков терроризировало весь цивилизованный мир, «логово львов» (так называла Ассирию Библия), - перестаёт существовать. Её столица Ниневия («город крови») остаётся в руинах навсегда. Характерно, что мидийцы в своих походах разоряют и древние города-храмы месопотамской цивилизации Ашшур, Эхульхуль, перед которыми трепетал даже вавилонский царь. Это говорит о том, что иранские арии, принадлежа к иной религиозной традиции, не боялись мести чуждых им богов. Подчиняет Киаксар и пришедшие в упадок от набегов скифов древние царства Закавказья – Ману и Урарту.

Объединив под своей властью большинство иранских и среднеазиатских ариев, Киаксар становится владыкой огромной, хотя и рыхлой, империи. Начинается борьба великих сверхгосударств Азии – Вавилона, Мидии, Лидии, Египта, за то, кто из них займёт место Ассирии – «повелителя четырёх стран света». Первой началась схватка Мидии с богатейшей из стран тогдашней Азии - Лидией, располагавшейся там, где сейчас находится Турция. Первоначальная проба сил заканчивается вничью. Войска, сошедшиеся в битве, расходятся в ужасе от великого солнечного затмения 585 г. до н.э., предсказанного еще греческим учёным Фалесом Милетским. Цари заключают мир, скрепив его династическим браком.

Но Мидию начинают подтачивать внутренние противоречия. Царя Киаксара сменяет его сын Астиаг. Этот монарх сразу берётся за построение своей абсолютной деспотической власти, по образцу восточных владык. В итоге он ссорится с влиятельной знатью. Следствием этого становится мятеж, который поднимает на юге страны царь персов из знатного рода Ахеменидов Кир Второй в 558 г. до н.э. Очевидно, что Кир не был простым сепаратистом. Мидийская аристократия поддерживает его в борьбе с царём и переходит на сторону персов. По сути, Кир становится вождём касты воинов – феодальной знати всего Ирана. Под лозунгом борьбы с царским деспотизмом он сам захватывает власть во всей империи. Его опорой и привилегированным слоем в государстве Кира становятся, как персы, так и мидийцы.

Покорив Мидию, Кир в течение двух лет захватывает Парфию и Гирканию. Далее его армия вторгается в лежавшую далеко на западе Лидию. Могущественная Лидийская держава, соперничавшая с Вавилоном и Египтом пала к его ногам. Затем Кир обращается наоборот на крайний восток, и желая укрепить свою империю перед схваткой с могущественным Вавилонским царством, владыка персов одну за другой подчиняет территории населённые индо-иранскими племенами – Драгиану, Маргиану, Хорезм, Согдиану, Бактрию, Гедрозию, Арахосию, Гандхару, а так же среднеазиатских саков. Таким образом персидское господство распостраняется вплоть до северо-западных границ Индии, южных отрогов Гиндукуша и реки Яксарт.

И только после покорения Средней Азии Кир выступил против самого блистательного и развитого для своего времени государства - Вавлонского царства. Используя внутренние противоречия внутри этого «колосса», как некогда и в Мидии – недовольство влиятельной храмово- имущественной знати (капиталистов древнего мира) царским деспотизмом - Кир почти без сопротивления доходит до столицы. Вавилон – гигантский город, насчитывающий в ту древнюю эпоху почти миллион населения, окружённый колоссальными укреплениями, открывает ворота персидскому владыке. Измена делает не нужной ни огромные стены ни сильное войско. Кира встречают, как пророка-освободителя. Формально вождь персов не отменяет вавилонского царства, просто коронуется по обычаю царей Вавилона и присоединяет это государство на основе личной унии.

Вместе с Вавилоном к нему переходят обширные колониальные владения этого города-государства - Сирия, Финикия, Палестина фактически без сопротивления. Торговые республики Финикии, так же как и купечество Вавилона, предавшее своего царя, были прямо заинтересованы в создании большого общеазиатского государства, дававшего простор для торговли на своих пространных владениях, едином суде, безопасных дорогах.

И здесь необходимо отметить особенность персидских завоеваний. Все прежние государства Древнего Востока покоряли другие нарды с помощью насилия, террора, ограбления завоёванного населения, опустошения его территорий и запугивания массовыми казнями. Такова была Ассирийская модель завоеваний. Достаточно посмотреть фрески их царей и почитать хвалебные тексты, которые они написали о себе, чтобы содрогнуться от описания массовых изуверских казней, изощрённых пыток, изображений отрезанных голов и прочих частей тела, посаженных на колья пленников и т д. На протяжении многих веков завоевывать иначе просто не умели.

Персы и царь Кир, прежде всего, изобрели иную модель подчинения себе других государств. Она заключалась в поиске опоры для завоевания в среде самого противника. То есть прежде вторжения персы всегда пытались нащупать в обществе неприятеля какие-либо влиятельные силы, готовые перейти на их сторону, создать в среде других народов «проперсидские» партии. Чаще всего подобные «коллаборационисты» находились. Как правило, персы, предоставляли знати, переметнувшейся на сторону завоевателя, многочисленные льготы – включали её в правящий класс империи. Те, кто оказывал услуги персам официально так и назывались – друзья царя. Именно поэтому Кира зачастую так восторженно встречали во многих покоряемых им государствах. Его воспринимали, как справедливого правителя мира, объединителя человечества, почти мессию.

Захватив весь Ближний Восток, Кир решил обезопасить от вторжения кочевых племён свои северо-восточные границы. Но на востоке от Амударьи, в войне против степных саков он с армией угодил в ловушку, был окружён и погиб в битве в 530 г до н.э. По легенде, царица скифов (у них сильны были матриархальные традиции) отрезала Киру голову и окунула её в бурдюк с кровью со словами: «Ты хотел крови – напейся ею досыта». Так заканчивается биография одного из величайших завоевателей мировой истории – создателя великой континентальной империи.

Но, несмотря на смерть вождя, империя устояла. Царём становится его сын Камбиз, который вскоре стал готовиться к походу на Египет – последней из оставшихся независимой крупных держав. Поход был победоносен. Армия египтян разбита, флот сдался без боя в 525 г. до н.э. Египет стал персидской провинцией. Камбиз провозгласил себя фараоном и основал новую 27-ю династию по египетской традиции. Видимо, не желая уступать в славе завоевателя своему отцу, покорившему Азию, Камбиз вознамерился покорить всю Африку. Для воплощения этих планов царь начинает масштабный поход в Эфиопию. Но армия его без достаточного снабжения, оказавшись в тяжёлом и скудном климате африканской полупустыни начинает терпеть страшные лишения. Доходило даже до людоедства. Камбиз повернул обратно в Египет. Затем он послал значительные силы для покорения Ливии. Но войска царя, оказавшись в Сахаре, заблудились, попали в сильные песчаные бури и пропали бесследно. На этом неудачи Камбиза не закончились – в самом Египте вспыхнуло восстание против завоевателей. Оно было подавлено, но в Персию просочился слух о том, что Камбиз якобы погиб. Появился самозванец, который выдавал себя за брата Камбиза – Бардию (убитого им ранее в борьбе за престол). Персия признала его законным царём. История сохранила слухи о том, что этот самозванец был на самом деле из жрецов – маг Гаумата.

Камбиз двинулся с армией на родину, но по пути загадочно погиб «напоролся случайно на свой кинжал, спрыгивая с коня». Версия сомнительная и похожа на заговор. Но и самозванец у власти долго не удержался. Он рассорился с персидской знатью и вследствии заговора группы юных аристократов был свергнут и убит. Царём был провозглашен выходец из побочной ветви рода Ахеменидов – Дарий. На момент восхождения на престол ему было 28 лет. Но власть далась ему не легко. Почувствовав слабость центральной власти, восстала почти вся империя. Скреплённые одной лишь военной силой окраины отваливались одна за другой. В самой Персии и Мидии объявились самозванцы, выдававшие себя за законных царей и принцев. Казалось, столь быстро возникшей империи Кира пришёл столь же скорый конец. Но Дарий оказался способным вождём: опираясь на персидскую знать, он постепенно подавил мятежи и для того, чтобы укрепить государство, провёл целый ряд важных реформ, во многом совершенно новаторского свойства, ставших новым словом в практике государственного строительства. При нём держава царя царей достигла зенита своего могущества. Дарий же заложил основы наиболее совершенной имперской государственности для своей эпохи.

Но во внешней политике выдающийся царь-реформатор не был столь же успешен. Его грандиозный поход против черноморских скифов закончился провалом. Согласно дерзкому и масштабному плану, армия царя должна была пересечь Дунай по искусно возведённому понтонному мосту, а затем пройти вдоль всего северного Причерноморья и вернуться на родину через Кавказ. В случае успеха этого мероприятия персы стали бы ещё и повелителями евразийских степей. Но масштабным геополитически проектам Дария не дано было осуществиться. Кочевники применили в борьбе с вторгшейся к ним армадой знаменитую скифскую тактику ведения войны. То есть: избегание крупных сражений и изматывание медлительной армии с пехотой и обозами быстрыми кавалерийскими набегами, уничтожением продовольствия и заманиванием противника вглубь безводных степей. В итоге Дарий, удручённый громадными потерями и с деморализованной трудностями и голодом армией, вынужден был отступить обратно за Дунай.

Вторжение в Грецию, носившее характер скорее разведывательного десантного рейда с небольшими силами, которыми командовал не царь, а его полководцы, так же провалилось. Под городом Марафоном персы были разбиты «наголову» афинской фалангой. Что дало повод в последствии для длительных греко-персидских войн. В этом столкновении впервые вошли в конфликт две общественные системы и два совершенно разных типа войск. Аристократическая армия континентальной империи столкнулась антично-полисным гражданским ополчением. Результат был явно не в пользу персов.

Вообще, в этих неудачах державы Ахеменидов прослеживается закономерность. Успехом завершалось покорение лишь тех территорий, где была сила, на которую империя могла опереться – каста воинов (аристократическо-феодальная знать). Там же, где таковой прослойки не было – как у скифов, живших ещё родоплеменным строем или у греков, где правила каста собственников (античный гражданский тип общества), там империя терпела неудачи. Это явление наблюдалось потому, что без надёжной опоры среди покоряемых не было и фундамента для господства. Власть империи или царства может быть основательна только на тех землях, где уже была длительная традиция царской власти и господства воинской касты (военной знати и бюрократии). На прочих же территориях восточная модель организации власти будет всегда эфемерной и не прочной.

Итак, держава Ахеменидов являлась классической империей: объединением многочисленных народов под властью военной-бюрократической деспотии. Но необходимо отметить, что империи, как высшие формы господства, присущие воинской касте, очень сильно разнятся между собою.

Среди них можно выделить: протоимперии (воинско-феодальные), военно-бюрократические (которые можно определить, как классические). Существует и такая редко встречающаяся форма империи, как культово-бюрократическая.

Попытаемся систематизировать эти различия:

1. Империя культово-бюрократическая (тоталитарная)

Характерная черта этого вида – практически полное слияние бюрократии с жреческой кастой под сенью некоей глобальной идеологии или культа. В данном случае бюрократия становится не просто правящим сословием, а единственным из видов господствующей элиты, и не просто подчиняет себе другие касты (жрецов и собственников), но и полностью стремится заместить их собой. На этой стадии бюрократия, как правило, полностью сливается с жреческой кастой, опираясь на некий догматический культ или идеологию. Для этой фазы закономерным является совмещение на уровне высшего управления должностей идеологических и административных. То есть любой высший сановник в государстве подобного типа является одновременно идеологом или жрецом. Экономика так же управляется только государством, поглощая частично даже традиционные крестьянские общины, превращая их в государственные предприятия. Только такие системы можно назвать в полной мере тоталитарными. Примеров подобных империй не так уж много – это Египет эпохи Древнего Царства, Китай в период правления династии Цинь, государство повстанцев – тайпинов также в Китае и коммунистов Маодзедуна, Империя Инков в южной Америке. В более близкую нам эпоху примером подобной культово-бюрократической империи был СССР (особенно в период правления Иосифа Сталина). Третий рейх под конец войны быстро совершал эволюцию к подобной модели, но военное поражение пресекло этот путь.

2.Протоимперия (военно-феодальная)

Наиболее ранняя и слабо развитая форма господства касты воинов. Подобные системы, напротив, встречаются в истории достаточно часто – это господство над многочисленными народами без развитой бюрократии, либо с нахождением её в зачаточном состоянии. Как правило, такая стадия выражается в том, что власть над этносами или племенами ограничивается более или менее регулярным сбором дани, частыми военными экспедициями для устрашения «не очень верных» окраин государства с опорой на местную знать, которая выступает в роди вассалов или неких подчинённых союзников. Империя на этой стадии развития не создаёт регулярной местной администрации и не насаждает своей имперской идеологии или религии. Данная стадия – это господство во внутренней политике с опорой на войско, а не на чиновника. Таковой была империя ацтеков в Америке, царство Шумера и Аккада Саргона Древнего, многие из больших но эфемерных средневековых империй – от Монгольской до Священной Римской империи германской нации.

Подобная - феодальная стадия также, зачастую характерна для ранних империй, когда они только складываются в пламени войн и постоянной бюрократический аппарат их ещё не налажен, либо наоборот для поздних империй – пришедших в упадок, когда центральная власть слабеет и чиновники, особенно на местах, превращаются в почти самостоятельных удельных владык. Таким образом феодализация – господство олигархии военной знати это либо симптом зарождения воинской касты, либо наоборот её упадка.

3.Классическая империя (сословная)

Данная наиболее устойчивая и сложная форма сверхгосударства заключается в равновесии между тремя основными разновидностями воинской касты, которые, как правило, без особо чётких граней перетекают одна в другую - армией, бюрократией и феодальной аристократией, при том что и другие касты жреческая, и собственническая(буржуазия) существуют но в подчинённом государству положении. Впервые подобный тип классической империи был создана персами. И авторство этой малозамеченной историками имперской революции принадлежит царю Дарию. Именно он для упрочения своей власти в громадном царстве создал институт постоянных гражданских наместников – сатрапов, и в помощь им учредил штат чиновничества, отделив гражданскую власть от военной, а так же организовал центральную гос канцелярию, для управления штатом многочисленных гражданских чиновников, как центральных так и местных.

Только после этого царство Ахеменидов стало классической военно-бюрократической империей, и этот архетип государства стал кочевать из эпохи в эпоху вплоть до начала двадцатого века. Последние крупные империи в Европе Австро-Венгерская, Османская, и Российская были именно такого типа.

Все империи в большей или меньшей степени обладают некими общими типологическими признаками и принципами, которые в полной мере характерны для них всех. Не были они исключением и для державы Ахеменидов. Она целиком вписывалась в эту классификацию, естественно, сохраняя, как и каждое великое государство свою немалую специфику и оригинальность.

Охарактеризуем державу царя царей через призму этих принципов, коих существует семь.

I.Принцип экономико-географический.

Каждая империя имеет экономико-географическое ядро, выступающее в качестве прочного фундамента всего государства. Как правило, оно состоит из густонаселенной географической зоны, или синтеза двух зон (лес-степь, предгорья-долины, степь-речная долина). Именно объединение под одной властью этого экономико-географического ядра создает предпосылки для экономического скачка, выливающегося затем во внешнюю экспансию. Но в дальнейшем, в процессе расширения государства, к нему зачастую присоединяются территории, уже экономически и географически к ядру мало привязанные.

Персы объединили арийские племена иранского нагорья и речных долин Средней Азии, сделав эти районы основным ядром своей державы. Сама персидская знать занимала место верхушки войска и администрации, аристократия же мидийцев, хорезмийцев, гандхарцев, племенные вожди саков и т.д. были основной опорой империи. С помощь них государство удерживало под своей властью очаги древних цивилизаций – Месопотамии, Египта, Кавказа, Малой Азии. Уникальность империи Ахеменидов заключалась в том, что она выполнила всемирно-историческую миссию объедения под единой властью древнейших культурных очагов Азии, и этим вывела историю на совершенно новый уровень – эру создания мировых империй. С этого этапа достижения разных цивилизаций вступают в свободный сплав и взаимообогащение. Именно тогда складывается некое понятие – Восток, как единый культурный континуум. Характерно, что власть персидской монархии прочно утвердилась лишь в тех районах, где была сильна каста воинов (феодально-аристократическая знать). В зонах, где существовали другие властные формации – собственническая античная, родоплеменная (как у племён северных кочевников) персам закрепиться так и не удалось. Греко-персидские войны закончились поражением, равно как и поход против скифов Черноморья. Это доказательство того, что империя прочно утверждает свою гегемонию лишь там, где до неё была прочная традиция восточных обществ. Против других общественных и властных систем она чаще всего пасует. Либо её власть в таких «иновластных» социумах, даже в случае победы, зыбка и не прочна.

II.Принцип этнический

Империя, как правило – это пестрый конгломерат разных этносов, с абсолютно разным уровнем развития материальной культуры, антропологическим и религиозным разнообразием. Но для неё характерно наличие стержневого государствообразующего этноса, который может существовать в двух видах: как генератор имперской культуры (культурообразующий) или как правящий. Зачастую эти два понятия совпадают, но могут и расходиться. Допустим, очень многие империи создавались относительно немногочисленными народностями завоевателей, которые затем постепенно ассимилировались под влиянием культурообразующего этноса.

Действительно, такого этнического и культурного разнообразия, как в гигантском государстве «царя царей» не было нигде. Народы с тысячелетними культурными традициями соседствовали там порой с совершенно первобытными племенами, которых внутри государства просто игнорировали, поскольку взять с них было нечего (горцы или обитатели пустынь). Более того, в военно-феодальную империю входили даже народы с развитыми торговыми и собственническими отношениями – греки Малой Азии и Финикийцы. Формально даже Карфаген признавал власть великого царя. Причём метрополии этих народов входили в состав единого государства. На морях же они были злейшими врагами и конкурентами.

Персы являли собою классический пример малочисленного этноса завоевателей. По сути, этот народ, насчитывающий не более миллиона человек, включая женщин и детей, правил империей, где проживал не один десяток миллионов человек. Заимствовали же персы не культуру покорённого народа, а в целом довольно широко достижения всех народов империи – тип денежного обращения из Лидии, организацию администрации из Вавилонии, военную тактику у саков, флот у финикийцев. Действительно, у персов этнический фактор не играл определяющей роли. Скорее их империя была интернациональным объединением воинской касты всех народов лишь при главенстве персов и вообще иранцев-ариев. Выходцев из покорённых стран можно было встретить и в администрации, и в войске на самых разных должностях. В империи сложилась самая настоящая интернациональная элита. На стороне царя царей, во время вторжения персию войск Александра Македонского воевали даже бывшие враги. Отряд греческих наёмников был самым лучшим и опасным для македонцев подразделением войска царя.

III. Принцип административный

Всякое континентальное государство сочетает в себе этническое и географическое разнообразие с тягой к жесткой административной унификации. И, соответственно, ей присуще наличие разветвленного бюрократического аппарата, который стремится расширить своё влияние практически на все сферы жизни общества. Особенно велика в этом процессе роль столицы, которая в любой классической империи выполняет множество ключевых функций – административного и культового центра, транспортного узла. Также каждой имперской столице присущ свой неповторимый культурный стиль, который насаждается затем во всех провинциальных центрах государства. Зачастую все вышеперечисленные функции сосредотачиваются в рамках одного города, но порой функции культового и административного центра могут выполнять разные города.

Персы действительно создали развитый фискальный и административный аппарат, унифицировавший всё управление империей.

Царь Дарий разделил империю империю на податно-административные округа – сатрапии. Частично они совпадали с границами прежних государств, например Египет, частично нет. Во главе округа стоял сатрап. В более древние времена так назывался у иранцев племенной вождь. Но при Дарии так стал именоваться персидский наместник, сочетавший в своих руках судебную и фискальную власть. Должность же военачальника не зависела от сатрапа и вводилась отдельно. Военные округа чаще всего включали в себя несколько сатрапий.

Хотя этот принцип порою нарушался – некоторые из сатрапов одновременно командовали на войне ополчением местных племён. Но разделение властей на военные и гражданские, введённое персами впервые,оказалось достаточно надёжным способом укрепления центральной власти для борьбы с феодализацией и сепаратизмом окраин. Под властью сатрапа порою находились целые династии местных царьков, племенные вожди, торговые самоуправляемые республики (как города-государства финикийцев или греков) и даже храмовые теократии – пример: иудейская иерусалимская община, или влиятельные и богатые храмовые комплексы Малой Азии.

Комментарии 0
ads: