Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ИНТЕРВЬЮ
Интервью с Кириллом Рыбьяковым и Александром Андрюшкиным, основателями и участниками тюменской панк-группы «Кооператив Ништяк»
21.01.2008
«Свастика - это магический символ»
Интервью с Кириллом Рыбьяковым и Александром Андрюшкиным, основателями и участниками тюменской панк-группы «Кооператив Ништяк»
Дословная расшифровка небольшого фрагмента беседы, записанной в начале 2000-х годов, в одном из московских дворов в районе ул.Тверской. Данная расшифровка сделана тогда же, однако, с тех пор так и не увидела свет. Полная запись интервью утрачена и больше никогда не найдена. Группа «Кооператив ништяк» основана Кириллом Рыбьяковым в Тюмени, в начале 80-х годов, и существует по сей день. Александр Андрюшкин периодически выступает в качестве ударника с группой «Гражданская оборона»

 

Расскажите про ваши  политические взгляды, друзья…

 

Александр Андрюшкин: У нас есть политические взгляды?

 

Кирилл Рыбьяков: Скорее всего нету.

 

А чего же вы все против негров, против палестинцев, евреев?

 

Кирилл Рыбьяков: По традиции.

 

А по какой традиции?

 

Александр Андрюшкин: Триминималистической маразматической традиции.

 

Кирилл Рыбьяков: У меня лично никогда не было политических взглядов.

 

А вот с панком ты себя идентифицировал, отождествлял?

 

Кирилл Рыбьяков: Ну наверное, в какой то степени, когда мне было семнадцать лет.

 

Александр Андрюшкин: Нет, с панком себя никогда не идентифицировал и не отождествлял.

 

А как же ты стал барабанщиком всех панковских групп, которые есть в Сибири?

 

Александр Андрюшкин: Ну это скорее не от того, что я панк, а от того, что я немного умею играть на барабанах.

 

А остальные нет?

 

Александр Андрюшкин: Про остальных ничего не знаю.

 

Кирилл Рыбьяков: Остальные не умеют, это точно.

 

Александр Андрюшкин: Ну значит не умеют.

 

Ну ты же не попсу играешь?

 

Александр Андрюшкин: Играю хорошую музыку.

 

Cначала вы играли такой забой, как вы это определяли  сами? Оi?

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, это был панк-рок.

 

Вот альбом «Мутабор», например, это был панк-рок?

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, это уже евгеническая музыка. Дело в том, что он уже пересведён давно и переписан. А первый «Мутабор» был несколько другой. Там играл даже Жевтун. Это вообще была репетиционная запись.

 

А вы его куда-нибудь издавали?

 

Кирилл Рыбьяков: Нет. Дело в том, что его нельзя издавать.

 

Александр Андрюшкин: В нашей стране его невозможно издать.

 

Что, слишком радикальная музыка?

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, не слишком радикальная, просто записана плохо по большому счёту, на магнитофон «Олимп»

 

На пятиканальный?

 

Кирилл Рыбьяков: Двух.

 

А почему-то Летов говорил, что «Олимп» пятиканальный?

 

Кирилл Рыбьяков: У него переделанный был.

 

Александр Андрюшкин: А что касается старого забоя и старого панк-рока, тогда время было соответствующее, и мы были другими, и музыка была иной. Нам хотелось играть вот так, а сейчас нам хочется играть так, как мы сейчас играем.

 

А что вы играете сейчас?

 

Александр Андрюшкин: Удивительную музыку. Не имеющую аналогов в мире.

 

А как Вы её определяете?

 

Александр Андрюшкин: Маразматический улдобский джаз. В хорошем смысле слова.

 

Кирилл Рыбьяков: Все люди, по идее, маразматики, только бывают высокого полета и низкого.

 

Александр Андрюшкин: И в этой области мы  и изобретаем, поскольку для нашей фантазии границ не существует, как можно понять, прослушивая наши альбомы. Плоды нашей бредовой фантазии мы и реализуем в нашей музыке.

 

А вот философские стихи Вы пишете?

 

Кирилл Рыбьяков: Философия – понятие очень широкое, я не могу так на этот вопрос ответить.

 

Про дорогу в Рим песня – как ты её сам  определяешь?

 

Александр Андрюшкин: Давай вот этими штуками будут заниматься литературоведы. Они наверняка найдут огромное количество терминов всевозможных, термины будут отвечать содержанию этих песен. Разложат по полочками, препарируют текст.

 

Вот у вас музыка такая политически некорректная…

 

Александр Андрюшкин: А назови политически корректную музыку.

 

«Чайф» абсолютно корректный, а про вас все говорят что вы крутые фашисты, и что это затрудняет вам запись…

 

Александр Андрюшкин: Да? Какая прелесть.

 

В Интернете написано, цитирую «скажу по секрету – эта группа вообще фашисты».

 

Александр Андрюшкин: Кто это написал?

 

Начальник клуба «Факел».

 

Александр Андрюшкин: Может быть это на фоне засилья той самой гомозни, которое сейчас происходит на экране там, на радио, на больших рок-сценах. Кто там выступает? Политически корректные, как вы их называете, гомори - как я их называю.

 

Да там часто и гомофобы бывают. Шевчук вот, политически корректный гомофоб.

 

Кирилл Рыбьяков: Сколько он бабок зарабатывает, а слушать его невозможно.

 

Главное что он про свастики не поет.

 

Александр Андрюшкин: Потому что его мозг микроскопичен. 

 

А почему вы поете? Что такое вообще свастика?

 

Кирилл Рыбьяков: Свастика это вообще древний символ,  как все знают, а пройдя через фашизм вообще приобрел  такую чудовищную мощь и силу, что микроскопический мозг Шевчука, например, не в состоянии родить что-нибудь в этой области.

 

Но это политический же символ?

 

Александр Андрюшкин: Это магический символ. Мы не примешиваем к этому никаких политических движений.

 

Вы - политически некорректная группа, меня просто удивляет Ваша политическая некорректность.

 

Александр Андрюшкин: Нам не кажется политически некорректным наше творчество. Это хорошая душевная музыка, душевные интересные стихи.

 

Ты с Манагером играл, с Неумоевым. А с «Чёрным Лукичём», кстати, играл?

 

Александр Андрюшкин: Играл. А что, он тоже политически некорректный?

 

Ну как же, зеленые знамена...

 

Александр Андрюшкин: Это что “наши светло-зеленые стяги всему мирозданию видно”? Над этой строчкой он долго думал, какого бы цвета стяги сделать, что бы, блин, ни к каким политическим движениям не примешали. Все равно оказалось что кто-то в этих стягах увидел каких-то воинствующих исламских националистов На самом деле песня-то абстрактная.

 

Ну как, песня протеста, да?

 

Александр Андрюшкин: Про какое еще тесто?

 

Тогда может за что-то песня, Тогда нужно пояснить - за что. Если вы не против, значит вы за.

 

Александр Андрюшкин: А не проще ли просто слушать песни и воспринимать  их как единое целое. обязательно что ли в них высматривать протесты или агитки?

 

Давай исторически посмотрим. Сначала играл один Кирилл.

 

Александр Андрюшкин: Во всём мире.

 

Кирилл Рыбьяков: Сначала был Кирилл...

 

Александр Андрюшкин: Сначала было слово и слово было “Кирилл”.

 

Ты в 88 году родился, т.е .группа, что вообще происходило?

 

Кирилл Рыбьяков: Я пришёл к своему другу-выдумщику, другу детства - “научи меня играть на гитаре”. Он меня научил трём аккордам, и я сразу же стал сочинять песни. Это 83 год был.

 

А дальше ты какое-то время играл сам, потом с «Инструкцией по выживанию».

 

Кирилл Рыбьяков: Один раз я с ними играл.

 

Но ты массу песен для них сочинил.

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, я сочинял их для себя и для народа. А как они попали в “Инструкцию”? Я залег в дурдом косануть от армии. Вышел - все песни уже были у Ромыча [Роман Неумоев], и Ромычем записаны. А мастер, который мы записывали просто исчез.

 

А как его добыл Ромыч?

 

Кирилл Рыбьяков: Ну вот на этот вопрос я не могу ответить.

 

У Крылова же остался.

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, Крылов уехал в Армению...

 

И погиб при землетрясении

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, он где-то в Подмосковье сейчас живёт. В Обнинске. Пьёт горькую.

 

Отчего же у Немирова  написано, что ты сочинял много песен для них, выступал с “Инструкцией”?

 

Александр Андрюшкин: Может быть Ромычу лестно так думать. Таким образом пытается раскрутить “Инструкцию по выживанию”.

 

Это Немиров пишет, а он отрицательно относится к Ромычу.

 

Александр Андрюшкин: Тогда он хотел таким образом подставить Кирилла, осквернить его светлое имя.

 

Но песни твои они играют?

 

Кирилл Рыбьяков: Играют на концертах, едут, допустим, на гастроли, потом мне Аркаша говорит: “Опять мы играли “Газ-трубы”, «Рок-н-рольный фронт»…

 

А вы против копирайта или за копирайт? Авторские права… Если какая-то группа исполняет вашу песню, это вас задевает или вам все равно?

 

Кирилл Рыбьяков: Пускай все исполняют кроме Ромыча. Копирайт только для Ромыча.

 

А расскажи эту историю про «Крюк», с самого начала.

 

Александр Андрюшкин: «Крюк»? Ну да, была такая группа - «Крюк».

 

Ну как ему досталась ваша запись, Ромычу и что он с ней сделал?

 

Кирилл Рыбьяков: Я же уже говорил, когда я залёг косить от армии, были записаны болванки, даже не болванки, уже всё с голосом было, потому что мы живьем писались – я, Крылов, Ковязин Саша, Шагунов Андрей, ещё Джек, барабанщик. Вот я, значит, на месяц ушёл. Я сделал дурость, всегда за это себя виню – я Ромычу однажды сказал: «Приходи к нам, послушаешь». Вот он, значит, один раз пришёл. Потом я лег в больницу. Прихожу, думаю «дай-ка я сразу вечером зайду к парням на репетицию». Прихожу и вижу такую картину – Ромыч блажит, значит, мои песни уже. Дописывает последнюю вещь. Я в недоумении. А Ромыч останавливается так, и говорит: «ну ничего, ничего, мы же делаем все одно общее дело. Вроде как».

 

То есть вокал там его, твоего не осталось на «Ночном бите», который они играли?

 

Кирилл Рыбьяков: Дело в том, что я не видел эту кассету. 

 

А гитара там твоя, его?

 

Кирилл Рыбьяков: Гитара там шагуновская. И моя обычная гитара там была.

 

А Шагунов какие-то песни написал?

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, он очень любит группу «Ария» и всё прочее…

 

Мне рассказывал Немиров, что он был соавтором «Осеннего драйва».

 

Александр Андрюшкин: Нет, он не мог быть соавтором «Осеннего драйва».

 

А потом что произошло?

 

Кирилл Рыбьяков: Я сделал другую группу – «Аль Хадж Аль Ислами»

 

А почему у тебя написано там «Рыбьяков-Крылов»?

 

Кирилл Рыбьяков: Я не знаю.

 

Александр Андрюшкин: А кто  пишет-то?

 

Ромычем написано, что Ромыч сочинял, а Немиров говорит что «Рыбьяков-Крылов».

 

Кирилл Рыбьяков: Нет, Ромыч был шоуменом, у него был такой поганый скрипучий голос, подходил как раз, так что в «Крюке»  вокалистом был он. На концертах во всяком случае. Дело в том, что с ним никто никогда не ругался. Он просто человек, который так настроен…

 

А разве вы делаете не одно общее дело на самом деле?

 

Кирилл Рыбьяков: Я с Ромычем общих дел не делал.

 

Александр Андрюшкин: Ромыч же активно пропагандирует православие…

 

А вы против православия?

 

Александр Андрюшкин: Ну, мы его не пропагандируем. Нам интереснее другие вещи.

 

А вообще с кем из старой гвардии, сибирского панк-рока вы все-таки поддерживаете какие-то отношения?

 

Кирилл Рыбьяков: Ну вот, с Артуркой, он хороший человек, культурный.

 

Артур Струков?

 

Кирилл Рыбьяков: Да. Такой бородатый, в очках.

 

Александр Андрюшкин: Ещё Чёрный Лукич, тоже ничего, хороший человек.

 

А Манагер?

 

Александр Андрюшкин: И Манагер.

 

Летов?

 

Александр Андрюшкин: Давайте мы не будем о Летове говорить... Все любят разглагольствовать о Егоре Летове. Он сам за себя всё сказал. Может ещё когда-нибудь скажет. А нам какой смысл говорить?

 

Вы с ним не дружите?

 

Александр Андрюшкин: Мы параллельно - то барабанщик Г.О., то участник «Кооператива»

 

Последние два альбома Летов стучал сам

 

Александр Андрюшкин: А я на альбомах не записываюсь.

 

Правда сейчас ты ездил к нему записываться.

 

Александр Андрюшкин: Я не знаю, чем это закончится, может крепко вдуем друг другу и разъедемся в разные стороны.

 

Мишин как то рассказывал, что он после какого-то гастрольного тура не заплатил никому.

 

Александр Андрюшкин: Я не знаю, кто не заплатил тогда, Летов или нет, но в то время директором группы был Женя Грехов. Вот он действительно крепко кинул коллектив, как сейчас принято

Беседовали Михаил Вербицкий и Валерий Строев

Комментарии 0
ads: