Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
16.09.2008
Валькирия Революции
Лариса Рейснер
25 октября 1917 года. Десятый час. Холодный ветер с Невы проникает под бушлаты и шинели красногвардейцев, занявших позиции вокруг Зимнего. Истекает последняя минута из двадцати, данных Временному правительству для капитуляции. Леденящее ожидание нависает над темной площадью... 9.40 вечера. Ультиматум не выполнен. На палубу "Авроры" поднимается одетая в черное безумно красивая женщина с нечеловеческим бесстрастным взором. Она передает приказ Военно-революционного комитета: дать залп. Залп, за которым последовал штурм Зимнего и победа большевистской революции. Залп, ставший таким же символом наступившей в ту ночь эпохи, как и женщина, приказавшая его произвести. Лариса Рейснер - это именно с нее и друзья, и враги, одни очарованно, как Вс..Вишневский в знаменитой "Оптимистической трагедии", а другие - бездарно-гадливо, рисовали образ женщины-комиссара, в кожанке и с маузером, расстреливающей без содрогания контру, преодолевшей в себе жалкие людские сантименты и отдавшейся без остатка делу революции. В ней смешались кровь древнего германского рода крестоносцев и русских дворян Хитрово, в этой женщине, заставлявшей восхищаться собой всех без исключения мужчин, среди которых - назовем лишь двух наиболее известных - были и Блок, и Гумилев, прекрасно владевшей европейскими языками, изысканной эстетке, писавшей талантливые стихи, красивой, как писали видевшие ее, "необычайной красотой, необычайной потому, что в ней начисто отсутствовала какая бы то ни было анемичность, изнеженность, - это была не то античная богиня, не то валькирия древнегерманских саг". Неудивительно, что единственной стихией, удовлетворившей ее страсть, оказалась стихия Красной Революции. Ибо разве могут служить эликсиром на алтаре Богини жалкие испражнения деградировавших аристократов и плачущих по вишневым садам слюнтяев, разве могут прикасаться к нему жирные пальцы фабрикантов, разве не разбегутся от него в ужасе фарисейские рясы попов, о которых так едко написал Блок (с ним Лариса прогуливалась в 1920 году в окрестностях Петрограда на паре породистых лошадей, специальной директивой вывезенных с фронта, вызывая ненависть терпящих бытовые лишения обывателей)? Настоящие энергии, настоящую жизнь, настоящих героев, стоивших ее неземной красоты, Лариса Рейснер нашла среди когорты революционеров-большевиков, среди простых солдат, рабочих и крестьян.

Сдав Луначарскому Зимний, который ей было поручено охранять, Лариса отправляется на фронты гражданской войны. Утверждают, что именно она решила исход сражений за Казань летом 1918 г., появляясь, как настоящая валькирия, в самых опасных местах и вдохновляя солдатов на бой. Впрочем, сыграло свою роль и другое: Казань в то время - о, как Ларисе везло на героев! - защищал ни кто иной, как знаменитый эсэр и террорист Борис Савинков. Тайну их отношений не узнает уже никто, а смутные легенды о некой женщине, сломившей волю Савинкова и заставившей его отступить, рождают больше вопросов, нежели ответов. Но самой известной эпопеей Ларисы Рейснер стал у знаменитый поход в том же 1918 году по Волге, где она была флаг-офицером, адьютантом и женой командующего неустрашимой красной флотилией балтийца Федора Раскольникова, блистательного героя Революции и гражданской войны. Участники похода вспоминают, что Лариса намеренно искала самых рискованных ситуаций, как будто непринужденно играя со смертью, бессильной перед чарами красной богини. Она всегда была впереди, там, где опаснее всего. Странно, но манера поведения этой женщины в точности напоминает образ другого бога гражданской войны, находившегося по другую сторону фронта - безумного барона Унгерна. Как и он, Лариса неоднократно пробирается в тыл врага, дерзко расправляясь с ошеломленными противниками. Как и барону, красной валькирии была свойственна поразительная бесчеловечность и жестокость -например, она любила облачаться в платья расстрелянных жертв, а однажды дала званый вечер специально для того, чтобы облегчить ВЧК арест приглашенных, и несколько часов мило смеялась и танцевала с теми, кого уже поджидала пуля. Сближает их и нарочитый эстетизм, стремление обрести подлинную красоту и гармонию в крови и ужасе. Видимо, и Унгерн, и Рейснер, и другой страшный герои гражданской -Махно, боролись за что-то одно, за некий единый идеал, лежащий по ту сторону различия цветов их знамен. И за невероятное счастье "сладко рядить Победу, словно девушку, в жемчуга, проходя по дымному следу отступающего врага", как писал любивший Ларису Рейснер Гумилев. Говорят, она убеждала всех, что спасла бы Гумилева от расстрела, если бы была в Москве, а не в Афганистане, и что ее мать даже уговорила Ленина послать телеграмму в ЧК об отмене казни, опоздавшую на несколько часов. Вряд ли это сожаление было искренним. Только так, героически, и должен был умереть человек, достойный ее любви. После окончания войны Лариса становится комиссаром Морского Генерального штаба. Ее не утомляет эта работа, которую она выполняет с прежним изяществом и легкостью. Она всегда в центре и творческой жизни Нового Государства, часто у дверей салонов поэтов и писателей появляется длинный черный автомобиль, из которого, очаровывая и восхищая, появляется Лариса, "в морской черной шинели, элегантная и красивая, как всегда". В воспоминаниях поэта Вс.Рождественского, Рейснер предстает в качестве изысканной хозяйки роскошных апартаментов в Адмиралтействе, украшенных экзотическими восточными тканями, коврами и многочислеными статуэтками будд, как неуязвимая и смертоносная богиня Диана, которая единственная способна различить в своих чертогах настоящего, достойного ее Героя и жалкого немощного Приапа, гибнущего от одного ее взгляда. Такого, например, как певец интеллигентского бессилия Пастернак, в жалкой потуге самовозвышения назвавший героиню своего бездарного романа именно в честь недосягаемой Ларисы Рейснер.

     Лариса Рейснер Валькирия Революции   В 1923 году, через два года после отъезда с Раскольниковым в Афганистан, Лариса, несмотря на мольбы несгибаемого, стального большевика, покидает его и уезжает в Москву. Там ее ждала встреча с другим революционером, интеллектуалом и провидцем - Карлом Радеком. Вместе с ним она едет в Германию, сражается в Гамбурге на баррикадах неудавшейся, коммунистической революции. Поразительно, но именно в это время Радек произносит свою знаменитую речь памяти Шлагетера о необходимости сотрудничества коммунистов и нацистов в деле борьбы против буржуазии. И кто знает, не сыграла ли свою роль в превращении Радека в сторонника красно-коричневого альянса именно увлекавшаяся буддизмом большевистская валькирия Лариса Рейснер? По меньшей мере, в "Оптимистической трагедии", написанной в 1932 г, Комиссар, прообразом которой была Рейснер, фактически воплощает именно линию "национал-большевизма", соединяющего революционную волю коммунистов к построению нового, свободного мира, с романтический жертвенностью патриоток, готовых умереть за большевистскую власть, защищающую неизменные интересы России.

Лариса погибла от брюшного тифа в 1926 году, в возрасте тридцати лет. Никто никогда так и не увидел ее старой и некрасивой. Женщина -символ Абсолютной Смерти, "с кожей белей белого", встречающая заблудившиеся души на Предельном Юге, вечно молодая Богиня, Прекрасная Дама Революции, она еще появится из сверкающих пределов Вальхаллы, чтобы повести в бой новых героев Русского Завтра.

ЛИМОНКА №25
Комментарии 0
ads: