Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
19.09.2006
НБП: анализ ситуации
Последствия Челябинской конференции и декларации раскола НБП

Более двух месяцев прошло со времени Челябинской конференции и первой декларации раскола НБП. Можно подвести некоторые итоги.

Как мы и ожидали, обвального перехода нацболов в лагерь оппозиции и полного краха руководства не произошло. Это было бы чересчур легко и фантастично. Инерция существования 11 лет организации, привычка подчиняться Москве чересчур велика, чтобы можно было переломить ситуацию одним, пускай даже сильным, толчком.

Откололись лишь остаточные национал-большевистские фрагменты партии, каким-то чудом дожившие в ней до 2006 года. Им было предрешено исчезнуть и раствориться еще несколько лет назад, когда начались первые манипуляции с идеологией.

Остаток национал-большевизма в НБП невелик: несколько региональных организаций на огромную страну, кое-где оставшиеся после расколов отделений группы да единичные сторонники в нескольких крупных городах. Это всё, что сохранилось от некогда эпохального и мощного культурно-политического движения.

Национал-большевистские группы и лидеры разрозненны. Среди них нет единства в видении стратегии, будущего существования и развития. Отсутствуют какие бы то ни было ресурсы, даже нет своего представительства в Москве.

Но начало положено - обозначилась некая общность единомышленников, есть воля к борьбе, стремление к созданию организации. Основная перспектива нашего выживания заключается в том, что мы единственное на политическом поле движение, сохраняющее фундаментальные ценности национал-большевизма. А эта идеология уже успела укорениться в массовом сознании, «раскручен бренд» и теперь данная идеологическая форма уже обречена воспроизводить сама себя виде какой-либо партии, группы или общности своих сторонников.

Организация же Лимонова окончательно вступила в фазу стагнации и разложения. Челябинская Конференция лишь ускорила этот процесс. Для этого есть объективные причины. Основное неразрешимое противоречие НБП Лимонова заключается в том, что отбросив в целях политического респекта идеологические догмы, организация потерпела фиаско именно на этом самом политическом поле. Партия не добилась успеха ни в легальной, ни в нелегальной форме борьбы и, как следствие, оказалась в глубоком идейном вакууме. Единственной скрепляющей всех ценностью, за неимением других, осталась лишь фигура стареющего «вождя», неумолимо ветшающего как физически, так и духовно.

Обычно организация, потерпевшая временное тактическое поражение, замыкается в своей доктрине, переваривая мифы и тезисы идеологии. Именно там она находит объяснение тому, что «это лишь временное отступление - наша победа неизбежна». Этот фактор действует у нас. У Лимонова же «переваривать» нечего, кроме бесконечных жалоб на реальные и мнимые притеснения и проклятий в адрес Кремля.

Никакого исторического детерминизма - теоретического обоснования неизбежной победы - не присутствует, потому что в данном случае его просто не может быть.

Вывод такой - организация Лимонова будет существовать до тех пор, пока дееспособен сам Лимонов. С его угасанием она также начинает разлагаться. Вот и весь детерминизм.

Более того, разброд и шатания в рядах НБП нанесли ей еще один, может быть сначала не заметный, но смертельный удар, последствия которого будут только нарастать: изменился тип нацбола. Исчезла та эсхатологическая общность, почти апокалиптическое ожидание неких грандиозных событий, заряд веры и мессианства, который присутствовал в раннем НБП. Подчас люди рисковали своей жизнью и свободой, чтобы воздвигнуть новый идеал веры - новую глобальную идеологию.

Сейчас в НБП остаётся все меньше людей, желающих рисковать своей жизнью ради идеала. Уж в руководстве точно.

Тип нацбола - философа-воина - плавно заменяется на тип барагозника-хулигана, чисто анархический элемент, который, как легко набирается, так же быстро и схлынет в случае неудач организации.

Последний героический элемент партии: политзэки-«декабристы», на которых делает ставку Абель, как на своего рода «преторианцев», вряд ли выдержит груз всеобщего распада и сможет вдохнуть новую жизнь в организацию.

Новая жизнь невозможна без новых идей, а именно их-то и нет. Таким образом, мы наблюдаем не массовый переход нацболов в лагерь партийной оппозиции, а распад и упадок НБП Лимонова. Потому что переходить уже в значительной степени некому.

Региональные отделения возглавляются большей частью молодыми руководителями, которые уже не помнят идей раннего НБП. Ими движет, зачастую, ожидание некоего политического респекта для себя, в случае, если НБП на волне оранжевого движения продвинется хоть немного во власть. Привлекает также известность бренда.

Наблюдая сейчас обвал и кризис партии, не видя политических перспектив за отколовшейся группой, такой тип руководителя предпочитает просто выжидать, снижать активность, наконец, просто уходить, а не бороться за что-либо.

Всё это создаёт атмосферу упадка и апатии, что для НБП хуже всего , потому что моральный стимул за отсутствием материального, был единственным, что скрепляло партию на протяжении многих лет.

Таким образом, главная цель отколовшейся от НБП группы - сохранение той уникальной, не имеющей аналогов в мире идеологии, как национал-большевизм. Задача также состоит в том, чтобы не дать умереть такому редкому типу общности, как связанные друг с другом в единую сеть национал-большевистские общины (отделения) в городах России и за её пределами. Чтобы не исчез тот эсхатологический тип воина-евразийца последних времён - национал-большевика, который движим философской метафизикой смерти, но вместе с тем остаётся глубоко национальным, можно сказать, народным, типом человека.

Поэтому жизненно важно в настоящий момент создать некий каркас - организацию, структуру - достаточно идейно гибкую, которая объединила бы разрозненные группы национал-большевиков с учетом разнообразия оттенков их мировоззрения и идеологических форм. Чтобы у этой организации были некие атрибуты единой структуры: устав, программа, руководство, пускай на первом этапе крайне широко трактуемые, чтобы не создавать внутренних трений и прочих распрей. В ближайшей перспективе создать всё это вполне реально. По мере стагнации лимоновской НБП определенная часть нацболов все же устремиться в стан оппозиции и уже должна быть готова структура, которая вберёт в себя обломки разбитого корабля и встроит их в новое сооружение.

Создавая новую партию, мы неизбежно столкнемся с принципиальным вопросом об отношении к ныне существующей власти. На этот счет есть две взаимоисключающие позиции. Первую транслирует сторонник Лимонова Абель - «нас интересует только собственный приход к власти. В борьбе за это можно как угодно жонглировать идеологическими тезисами, поднимая на флаг порой взаимоисключающие идеи. Главное, чтобы они находили поддержку в данный момент. Всякая ныне существующая власть - враг априори (позиция вечной оппозиции) и бороться с властью надо любой ценой, даже если это будет участие в развале страны и неизбежными вслед за этим катастрофами - этническими, экономическими, социальными. Это и есть стихия революции, потом, как большевики в гражданскую войну, можно будет отвоевать всё обратно и даже более».

Подобный подход фатален. Сейчас не эпоха первой мировой войны, когда империалистический лагерь был раздроблен (именно на этом сыграли большевики). В настоящее время страны запада достаточно монолитны, в случае распада Российской Федерации они уже никогда не дадут срастись частям бывшего государства. Принятие подобной позиции означает участие НБП в развале и гибели страны на роли одного из передовых отрядов сил разрушения. То есть чисто деструктивная функция.

Второй подход в отношении существующей власти реализует один из отцов-основателей НБП А. Г. Дугин. Примерно это звучит так - «нас интересует не приход нашей организации к власти, в первую очередь, а победа наших взглядов в политике, проводимой руководством страны. Пускай у власти стоят проходимцы и воры, самой логикой событий, вследствие того, что им в вотчину досталось огромное государство, они вынуждены порой делать верные гегемонистские и великодержавные политические ходы. Хотя бы для того, чтобы защитить свою собственность и власть от прямого и наглого вторжения и диктата Запада. И в этом отношении их можно поддерживать. Более того, правящим кругам под этой маркой можно пропихивать свою идеологию и добиться в перспективе того, чтобы евразийство стало неофициально, а затем может быть и официально основной государственной идеологий, за неимением у власти какой-либо другой.» Этот подход более взвешен и, судя по всему, более перспективен.

Предвижу возражения: «национал-большевик представляет собою яркий тип революционера (мятежный дух), ему сложно принять тезис о необходимости, пусть даже частично, поддерживать власть». Но именно здесь пролегает грань между национал-большевиком и анархистом, для которого любая власть - враг.

Правительство не надо любить! Да и оно не ответит нам взаимностью. Люди в высоких кабинетах в силу своей классовой морали понимают и поддерживают движения, которые созданы искусственно ими самими. Всякое движение снизу, от народных масс, их пугает потенциальной неконтролируемостью, но нужно искать те элементы внутри власти, особенно в низовом эшелоне, которые близки к евразийскому великодержавному национальному мировоззрению и пытаться с ними взаимодействовать.

Это напоминает позицию национал-большевиков 1920-х годов, наших предшественников. В кругах белой эмиграции их, наверное, аналогично обвиняли в том, что они «продались» красным и советской власти, припоминали наверняка и «руку ОГПУ».

Но главное - это не идеологический окрас власти, а то, есть ли в её политике элементы гегемонизма - империализма и стремление к некой социализации экономики. (кстати, с последним элементом у нашей власти особенно туго). Если есть подобные тенденции , их надо всячески поддерживать. С противоположными - бескомпромиссно бороться.

Отрешившись от внешней политики, именно либеральная, монетаристская модель экономики, существующая сейчас в России, наиболее противоречит национал-большевизму. То есть, на мой взгляд, необходимо поддерживать курс власти на сохранение единства Российской Федерации, как плацдарма для будущей экспансии, но бороться с властью в вопросах экономического либерализма. То есть требовать национализации ключевых отраслей экономики, инвестиций в отечественное производство и ВПК, полной ликвидации олигархического капитала, борьбу с безработицей и вырождением нации в форме создания трудовых армий и проч.

В отличие от евразийцев, которые больше ориентированы на работу с властью, нужно сосредоточится на работе с массами: в профсоюзах, общественных организациях, рабочих коллективах.

Только это способно дать второе дыхание национал-большевизму.


 

Максим Журкин, лидер, комиссар НБФ

Комментарии 0
ads: