Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
21.08.2008
"Комменден"
История журнала бюндиш

Уже на рубеже 19-20 вв. в среде берлинской богемы существовал кружок, члены которого задались целью изменить мир. Этот кружок назывался «Ди Комменден» (1) и собирался он вокруг поэта Петера Хилле и не в последнюю очередь вокруг антропософа Рудольфа Штайнера. Устремления отыскать новые жизненные и организационные формы по ту сторону буржуазных условностей не могли, как известно, не повлиять на возникающее молодежное движение.

На рубеже 1925-26 гг. в тюрингском Мюльхаузене был основан журнал «Комменден. Великогерманская газета и информационно-политическое издание немецкого молодежного движения». Значительную роль в этом сыграли принадлежавшие  к молодежному течению бюндиш (2) «Орлы и соколы» во главе со своим лидером Вильгельмом Коцде и «Союз гезов». Вокруг журнала постепенно образовался кружок из представителей национал-социалистических и национал-революционных молодежных групп, которые не пожелали присоединиться к формирующемуся гитлерюгенду. Из сменявших друг друга редакторов этого года следует прежде всего назвать Эриха Мюллера, в 1933 году издавшего до сих пор относительно известную брошюру о «национал-большевизме». Издательство «Комменден» тогда характеризовалось как «военный лагерь борцов  за Третий Рейх». В мае 1927 года группа вокруг «Ди Комменден» впуталась в бунт внутри северогерманского гитлерюгенда против руководства  имперской молодежной организации, находящегося в Плауэне (3). «Мы призываем всех революционных активистов из числа немецкой молодежи наконец освободиться от опеки со стороны реакционных и марксистских группировок. Ваше место в рядах тех, кто ведет неистовую борьбу за перестройку немецкого народа и государства в национальном и социалистическом духе. Разбейте оковы буржуазной трусости и марксистской лжи!»

Несмотря на это издание и дальше продолжало следовать в кильватере НСДАП. Эта тенденция усилилась, когда летом 1929 года с журналом сблизились Вернер Ласс и Ганс-Герд Техов со своим фрайшаром «Шилль». В случае Вернера Ласса речь идет о бывшем сотруднике «Формарша» и близком знакомом Эрнста Юнгера. Техов, впрочем, будучи членом организации «Консул», был причастен к смерти министра иностранных дел Ратенау; в 1928-29 гг. он состоял  в контакте с Йозефом Геббельсом и опубликовал несколько статей в «Ангриффе». Фрайшар, отколовшийся от организации «Молодежь Шилля» популярного командира фрайкора Герхарда Россбаха, в то время стремился, как и группа вокруг «Ди Комменден», к созданию организации бюндиш в духе национал-социализма, независимой от гитлерюгенда, воспринимавшегося как чисто молодежная партийная структура.   Сначала этот план создания «интеллектуализированного» и элитарного национал-социалистического молодежного движения, получивший поддержку со стороны лидера студентов-национал-социалистов Бальдура фон Шираха,  Альфреда Розенберга и не в последнюю очередь берлинского гауляйтера привел к личным переговорам с Гитлером, которые, конечно, закончились ничем. Результатом была длившаяся на протяжении года публицистическая полемика между «бюндиш» и гитлерюгендом. Несмотря на это, «Ди Комменден» оставался влиятельным органом в среде Гитлерюгенда, и «гезам» удалось приобрести немалое влияние на национал-социалистический союз школьников.

Осенью 1929 года в дискуссию, шедшую на страницах «Коммендена», включился никто иной, как Эрнст Юнгер, а дискуссия эта шла не в последнюю очередь вокруг курса Адольфа Гитлера на ведение легальной деятельности. Юнгер подверг резкой критике отстраненную политику НСДАП по отношению к правому террористическому движению ландфолька и вдоволь потешался над антисемитизмом и антикоммунизмом. С его точки зрения, антисемитизм не являлся  чем-то важным для революционных националистов. Нападки Юнгера продолжились также в «Видерштанд» Эрнста Никиша. Поборники «нового национализма» должны были взять на себя духовную подготовку создания нового государства.

Юнгер считал, что публицистика в долговременной перспективе производит больший эффект, чем массовая пропаганда НСДАП, основывающаяся на ярких ораторских выступлениях. Идеология и пропаганда «нового национализма» должны были противостоять практической реализации национал-социализма. При этом критика должна была быть конструктивной, Юнгер «всем сердцем» желал НСДАП победы. «Но мы также знаем, что она сможет добиться победы только тогда, когда она откажется от всех дополнений из числа хрупких остатков прошедшего времени». Речь шла о решительном размежевании с курсом Гитлера, который уже тогда заигрывал с реакционными элементами. Закономерно, что 3 января 1930 года Эрнст Юнгер и одно время бывший под арестом по подозрению в участии в нападениях с применением бомб, которые устраивали террористы из ландфолька,   Вернер Ласс стали редактировать «Комменден», который незадолго до этого был приобретен тюрингским издателем Эрихом Рётом. Новые редактора стремились создать единый национал-революционный фронт из фронтовиков и молодежи «бюндиш», средой для ведения ими агитации были многочисленные молодежные объединения «бюндиш» с их около 56 тыс. членов, представители левого крыла НСДАП и остатки читателей «Формарша». Обязанности главного редактора исполнял зять Коцде Ганс Тайхманн, который уступил свой пост Карлу О. Петелю, интеллектуалу «бюндиш», на которого оказали влияние "новый национализм" и «Движение немецкой веры» Якоба Вильгельма Хауера. Его заместителем стал Ганс-Герд Техов. Юнгер и Ласс предоставили полную свободу своему главному редактору, которой тот воспользовался для того, чтобы превратить «Комменден» в средство создания нового движения из членов союзов, национал-революционеров и представителей левого крыла НСДАП. Одно время Петель, Тейхманн и член редакции Хайнц Голлонг обсуждали возможность вступления в КПГ, так как НСДАП под руководством Гитлера оказалась полностью неспособной к устранению капиталистической системы. Впрочем, позже сотрудником редакции станет Вольфганг Абендрот, который после войны приобретет авторитет в качестве марксистского интеллектуала.

Петель вел «Комменден» ярко выраженным национал-революционным курсом, но одновременно поддерживал устремления Отто Штрассера внутри НСДАП. Представляя самих себя, члены гитлерюгенда охотно приняли участие в составлении «Справочника по немецкому молодежному движению», изданного Петелем.

Кружок вокруг «Коммендена» принял участие в «акции молодежи» (Aktion der Jugend), прошедшей в марте 1930 года, когда во всех крупных немецких городах объединения национал-социалистической и социал-революционной молодежи под черными знаменами движения ландфолька протестовали против плана Юнга и выплаты репараций. После тщетных атак на рейхспрезидента Гинденбурга (в кампании также принимал участие и «Ангрифф», являвшийся рупором Геббельса) и соответствующей обратной реакции довольный Петель констатировал, что раскол между национальной буржуазией и революционным национализмом еще более углубился. Вскоре после этого на страницах «Коммендена» получил слово также Фриц Клопе, бывший руководитель союза «Вервольф», который заявил, что не большевизм, а международная финансовая олигархия является главным врагом: «Убейте их там, где их встретите!» Тотчас же дело дошло до серьезных нападок со стороны представителей правого крыла НСДАП на Петеля и «Комменден». Вследствие его радикализации министр рейхсвера Гренер предупреждал  о левонационалистической направленности журнала.

«Национал-социалистишен Брифе» Отто Штрассера опубликовал 15 мая 1930 года появившийся первоначально в «Коммендене» статью «Писатели», подписанную именем Вольфа Лерсона (псевдоним Петеля), которая еще раз должна была прояснить позицию национал-революционеров по отношению к НСДАП. Лерсон объяснял, что  презрение к «писакам» многих  национал-социалистических лидеров является ошибкой. Это показывает «полное непонимание того, что в качестве немецкой революции стоит перед нами в качестве задания, обязанности и факта. Это давно уже известно, что всегда, когда в мировой истории готовится переворот, писатели за полстолетия до этого в слове пытаются выразить динамику эпохи. Французская революция началась тогда, когда идеи энциклопедистов сделали подкоп под старое общество и наполнили буржуазию новыми амбициями. Руссо и Вольтер были такими же ее отцами, как Робеспьер и Дантон. И отцы русской революции не только бросали бомбы, но и почти десятилетие спорили в эмигрантских кафе в Швейцарии и писали брошюру за брошюрой. Разве это случайно, что русскую революцию в конце концов возглавил  литератор Ленин, а фашистскую – журналист Муссолини? Немецкая революция как духовный переворот нашего века вызрела в трудах Меллера ван ден Брука, Шпенглера, Никиша, Виннига, Эрнста Юнгера и многих других, также как она была подготовлена мучениками  Мюнхена и Берлина…»

На Троицу Петель вместе с Тайхманом  и Голлонгом основал Группу Социал-революционных Националистов – ГСРН. Группа участвовала в расколе в НСДАП, когда от нее откололись «Революционные Национал-Социалисты» Отто Штрассера в июле 1930 года, однако было  еще  и желание объединить ландсфольк, левых партийцев и национал-революционные группы в новый революционный фронт.

Под обещание, что Штрассер будет проводить исключительно социалистический курс, «Комменден» хотел предоставить слово его сторонникам. Эта попытка однако была обречена на  провал вследствие тактической, стратегической и человеческой некомпетентности Отто Штрассера. Интересно поразмышлять, что произошло бы, если вместо него ставка  была сделана на равным образом недовольного Гитлером гауляйтера Геббельса.

Историк Герхард Шульц заметил на этот счет: «Все же возможность, что из этих образований могло бы вырасти движение, оставалась незначительной вследствие ограниченности круга сторонников этих групп… (…) Очевидно, эти группы пытались… приобрести большое влияние на  вождей и сторонников национал-социализма и заставить их двигаться в независимом от партийного руководства направлении. (…) Вероятно, некоторые национал-революционные интеллектуалы настолько (и не без основания) чувствовали свое превосходство над вождями НСДАП, что к их презрению по отношению к партиям, участвовавшим в парламентских выборах, добавилась еще и недооценка Гитлера. Они мнили себя призванными стать во главе национального движения».

Радикальный курс, которым «Комменден» вел Петель, стал причиной серьезного кризиса. Число подписчиков сокращалось, что было не в последнюю очередь вызвано тем, что руководство гитлерюгенда зачислило журнал в число  враждебных изданий.

Однобокое восхваление паракоммунистических элементов вызвало недовольство издателей, сотрудников редакции и читателей. В конце августа под давлением издателя Эриха Рёта Петель вынужден был отказаться от руководства журналом (с января 1931 года он издавал «Ди социалистише национ»). После его ухода Юнгер и новый главный редактор, бывший заместитель Петеля Ганс-Герд Техов снова  несколько сблизились с НСДАП. Этот курс сохранялся и далее, когда в середине ноября новым главным редактором стал Теодор Адамхайт, бывший коммунист. Новое ограниченное сближение с НСДАП появилось в том, что в октябре 1930 года Геббельс вел переговоры с Эрнстом Юнгером и Францем Шаувекером о совместном издании литературного приложения к «Ангриффу». В дополнение члены кружка Юнгера приняли активное участие в кампании, развернутой национал-социалистами против антивоенного фильма «На западном фронте без перемен» и в скандальных сценах во время речи Томаса Манна, когда активисты фрайшара «Шилль» вместе со студентами-национал-социалистами буянили на собраниях СДПГ. Однако все же в декабре 1930 года Вернер Ласс сделал ударение на том, что НСДАП представляет собой необходимую промежуточную ступень на пути к национальной революции.

Неприятную неожиданность принес февраль 1931 года, когда бывший вождь фрайкора Герхард Россбах изгнал из своего союза «Эккехард» братьев Ховенов, принадлежавших к кружку вокруг «Коммендена», и ликвидировал целый гау «Вестмарк» из-за того, что он якобы занимается коммунистической подрывной деятельностью. Также Россбах  объявил журнал   враждебным изданием. Одновременно редакция высказалась безусловно за политический курс, ведущий к катастрофам: «Мы хотим хаоса, так как мы обуздаем его». В начале июня Адамхайт после основательных размышлений уступил руководство изданием Рёту, который снова стал вести «Комменден» более умеренным курсом,  не вступая в какие-либо союзы. В качестве реакции на бесхребетность и неустойчивость политического курса Эрнст Юнгер и Вернер Ласс 4 июля 1931 года сложили с себя полномочия редакторов. Вместе с ними редакцию покинул Юп Ховен и Ганс Эбелинг. Рёт продолжил работу над журналом, несмотря на финансовые проблемы. Вокруг издания образовался младоконсервативный кружок «Крайс дер Комменден», включающий представителей Вандерфогель, союза «Орлы и соколы» и фрайшара фон Тротаса («Молодая нация»). Часть «младогерманцев» равным образом симпатизировала журналу, который теперь носил подзаголовок «Боевое издание бюндиш-политического фронта». Среди тех, кто теперь предлагал темы, следует назвать Артура Меллера ван ден Брука («Третий рейх») и Эдгара Ю. Юнга («Господство неполноценных»).

В то время как Эрнст Юнгер полностью ушел из журналистики, Вернер Ласс вместе с активистами своего фрайшара «Шилль» в сентябре 1931 года основал издание «Дер Умштурц. Боевое издание немецкой социальной революции». Имя должно было стать программой: «Дер Умштурц» представлял, подобно ГСРН Петеля, крайне радикальное национал-большевистское направление. В качестве кадрового питомника для фрайшара «Шилль» действовали «Айдгеноссен», чья группа в Геттингене под руководством Арно Дойтельмойзера добывала деньги для планируемой вооруженной борьбы против веймарского порядка,  проводя налеты на банки, и создавала склады оружия и взрывчатки.

После того как Гитлер пришел к власти, пути наших героев разошлись в самых разных направлениях. «Комменден» прекратил выходить в августе 1933 года. Эрнст Юнгер стал внутренним эмигрантом, в то время как фрайшар «Шилль» и «Айдгеноссен» были запрещены как террористические организации. Вернеру Лассу удалось занять все же пост руководителя среднего звена в Гитлерюгенде, пока он (как по иронии судьбы и Россбах) летом 1934 года не попал в маховик репрессий в связи с делом Рэма. Ласс и Россбах, правда, выжили, но Ганс-Герд Техов бесследно исчез. Ультрарадикальная фракция «Айдгеноссен» связалась с группой сопротивления Фридриха Хильшера. Дойтельмойзер занял, как и вся группа Хильшера, конечно, двойственную позицию, так как в своей книге «Лютер – государство и вера» (1937) он изобразил вождя Реформации в качестве предшественника Фридриха Ницше и Третьего рейха. Неслучайно эта работа была с восторгом воспринята в «Аненербе». Ганс Эбелинг, как и Эрих Мюллер и группа Петеля встали на путь решительной борьбы с Гитлером. Теодор Адамхайт, напротив, сделал карьеру и стал антисоветским пропагандистом в духе антикоминтерна.

Если слово «Комменден» вновь внезапно всплыло в конце 1933 года в качестве названия подпольного анархо-синдикалистского журнала и издававшегося в Касселе, издательство Эриха Рёта с июля 1934 года стало выпускать издание «Вилле цум Райх» в качестве органа,  продолжающего традиции старого «Коммендена». Это было мужественное решение,  если знать что всего за 14 дней до этого эсэсовцами был казнен Эдгар Юнг. Здесь речь идет (как и в случае «Сопротивления»  Никиша вплоть до его запрета) об удивительном смешении приспособленчества и сопротивления. С одной стороны, журнал придерживался линии фёлькиш-эзотерических мыслителей, таких как Якоб Вильгельм Хауэр и превозносил идеи антисемитизма и европейского фашизма, с другой Карл О. Петель и Харро Шульце-Бойзен под псевдонимами здесь писали свои статьи, в которых режим подвергался скрытной критике на «рабьем языке» (Юнгер). Конечно, едва ли можно говорить о том, что в случае редакции «Коммендена» речь шла о стопроцентных марионетках ГСРН. Уже 1 декабря 1934 года руководство гитлерюгенда запретило всем своим сторонникам получать журналы и книги издательства Рёта.

«СС-Лайтхефт Ферлагсвезен» в марте 1937 года рассматривал группу, сложившуюся вокруг журнала, как отлично замаскировавшихся критиков режима и приверженцев консервативно-революционных идей. В издательстве Рета в 1934 году вышла также книга «Немецкий дух между западом и востоком», в которой Ганс Иоахим Найцке превозносил скульптора и писателя Эрнста Барлаха, подвергшегося преследованиям как представитель дегенеративного искусства. После еще нескольких конфликтов «Вилле цум Райх» был закрыт гестапо в марте 1941 года, но что важно, против группы были приняты менее жестокие меры, чем, например, против издательства бюндиш Гюнтера Вольфа в Плацене.

После катастрофы 1945 года вскоре  стали заметны устремления к  возрождению молодежи бюндиш. Однако активисты разбежались по организациям поклонников Гинтера, социал-демократов, демократов, национал-демократов, национал-нейтралистов, и т.д. Хотя автономные международные организации бюндиш повлияли на деятельность западногерманской организации «Свободной немецкой молодежи», в регионах  ситуация обстояла по-разному. По крайней мере, в земле Северный Рейн-Вестфалия молодежная организация КПГ демонстрировала сильный уклон в сторону бюндиш, пока ее не принудили следовать партийной коммунистической идеологии.

«Комменден» возобновил свой выпуск в 1946 году, и выпускался он одноименным издательством во Фратбурге, Брайсгау, на территории французской оккупационной зоны. Конечно, новое издание имело «Комменденом» или с «Вилле цум Райх» мало общего. Речь шла об антропософском печатном органе, чья традиция восходила к 1900 году, но, тем не менее,   на его страницах велась полемика с альтернативными экономическими теориями, например, с идеями Сильвио Гезелля. Подзаголовок названия гласил «Журнал духовного и социального обновления». В 1991 году журнал был переименован в «Новалис». Независимый выходящий раз в два месяца журнал, придерживающийся основ духовной науки,  основанной Рудольфом Штайнером».

 

Примечания:

 

(1) «Комменден» в переводе с немецкого означает «грядущие».

 

(2) Бюндиш – молодежное движение в Германии в 20-е – нач. 30-х годов, члены которого проповедовали романтический национализм и боролись против  т. н. «современного искусства», алкоголизма и курения.

 

(3) Первым лидером гитлерюгенда был Курт Гренер, проживавший в Плауэне (Саксония).

 

Рихард Шапке, пер. с немецкого и примечания Игнатьева Андрея

Комментарии 0
ads: