Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
07.07.2006
Идеал национал-большевизма - восточная деспотия
Историческое исследование

Термин «национал-большевизм» стал уже широко известен. При этом идеология, которую подразумевает  под собой данное словосочетание, остается для большинства загадкой. Это идейная форма уживается порой в столь разительно контрастных движениях, что даже наводит на подозрение о том, что национал-большевизм вообще не подразумевает под собой никакой идеологии – стало быть, это просто борьба за власть под любыми лозунгами.      Так ли это – попробуем выяснить.

Обратив взгляд на самые глубокие пласты зарождения этой идеи, выясняем, что с самого своего рождения русский национал-большевизм был тесно связан с оформившимся в тот же период (первая половина XX века) течением евразийства. Эта историческая школа, в свою очередь, тесно переплетается с такой наукой, как геополитика. Венчает всё это «сооружение»  философия традиционализма – система взглядов, противостоящая справа западной философии «открытого общества». Синтезировал все эти компоненты в единую концепцию А. Г. Дугин, чем, без преувеличения, еще заслужит  славу «Карла Маркса  правых идей». В свое время Маркс также гениально сплавил достижения английской политэкономии, немецкой философии и французского социализма в единую филосистему, которая чуть не «перевернула вверх тормашками земной шар».

Политическим  выражением философии марксизма стала социал-демократия. Политическим выражением синтезированной теории Дугина – национал-большевизм. 

Но создатель не смог совладать со своим творением. Подобно глиняному голему это воинствующая идеология вышла из-под контроля, сорвалась с тормозов, наломала дров и почти затихла, завалившись в кювет, куда её твердой рукой направил безумный рулевой – Э. Лимонов.

Но всё это не отменяет ценности создания. Как любая другая глобальная идея, национал-большевизм добротно сработан, на века! Подобно запечатанной колбе эта гремучая смесь идей будет храниться до нужного часа, и когда России будет угрожать смертельная опасность, какой-либо правитель сорвет с неё  печати, выпустив в помощь  себе все силы ада.

 

Но какова же конечная цель этой системы? Что за общество возобладало бы на Земле, если гипотетически представить себе победу национал-большевистских идей?

Это очень интересная и глубокая тема, ведь для того, чтобы выяснить это, придется окунуться в седую древность.

Классическая геополитика утверждает то, что существует два типа цивилизации – суши  и моря. Противостояние их – главная магистральная линия мировой истории. Силы моря в эпоху XX века были представлены наиболее ярко двумя государствами – Великобританией и США. Выразителями сил континента (империи суши) в разное время в большей или в меньшей степени были Россия и Германия. Борьба этих двух стран между собою в XX веке – следствие трагической ошибки, а скорее, заговора сторонников атлантизма – сил моря – внутри этих империй.

Если бы эти великие континентальные государства были союзниками (что для них логичнее), то история человечества развивалась бы сейчас совсем в ином ключе. 

Чем же так разительно отличаются два непримиримых типа общества – морской и континентальный? И, соответственно, что есть предельно концентрированное выражение свойств империи суши (то есть идеала национал-большевизма)? Это можно выяснить, изучив эти две формы в их наиболее древнем, зачаточном состоянии, где их различия наиболее ярки.

 

МОРСКОЙ ЗМЕЙ ЛЕВИАФАН

 

К древнейшей на Земле талоссократии – то есть империи моря, можно отнести цивилизацию Древнего Крита (1500 лет до н. э.) и шире – крито-микенскую цивилизацию, отличительный признак которой – остров, который правит колониями мощью своего флота и развитой торговли.  Этот тип общества, возникший в эпоху бронзового века на о-ве Крит, лёг в основу культуры и экономики классической Греции. Специфика цивилизации Древнего Крита, именно как морской империи подтверждается и археологическими данными. Резиденции царей острова – огромные дворцовые комплексы городов Кносса и Феста были абсолютно лишены оборонительных укреплений. Почему? Повелителям моря некого было опасаться – флот гарантировал безопасность.

В ходе археологических раскопок на Крите было обнаружено много изделий и строений, в частности, найдены мастерские по изготовлению колесниц. Но здесь интересно одно обстоятельство – ландшафт острова очень горист и абсолютно непригоден для  езды на колесницах. Для чего же нужны были эти изделия? Единственный ответ – на экспорт. Это один из примеров того, что в основе этой культуры издревле лежала развитая торговля.

О колониальной экспансии древнейшей морской империи говорят и древнегреческие мифы – например, знаменитая легенда о Тезее и Минотавре. Вспомним сюжет этого мифа:  он говорит о том, что жители Афин должны были ежегодно посылать на Крит дань – юношами и девушками (то есть рабами). Естественно, что дань платили далеко не только одни Афины, а, скорее всего, все существовавшие на тот момент города-государства Греции.

Гигантский природный катаклизм – извержение вулкана на острове Санторин – погубил критскую цивилизацию. Но эстафету морского господства приняла на себя материковая Греция – знаменитые «народы  моря», нашествие которых погубило империю хеттов.

С ними долго и с переменным успехом сражались фараоны из династии Рамсесов. Египетские фрески того периода изображают масштабные морские баталии египтян с представителями «народов моря». Шлемы воинов этих загадочных морских агрессоров украшены гребнями, сильно напоминающими традицию подобных же украшений у древних греков.

Упорно бились с «народами моря» и древние евреи. Библия называет их филистимлянами.

Цивилизация классической Греции полностью унаследовала тип «морской империи». Наиболее ярким её выражением можно считать «Афинский морской союз» - федерацию самоуправляемых полисов (городов-государств) под эгидой наиболее могущественного и крупного из них. Афины облагали своих союзников взносом (скорее, данью) в общую кассу союза и содержали на эти средства мощный военный флот и вели обширное строительство (знаменитый Акрополь).

Именно в Афинах в наиболее чистом виде сложился тот строй политической власти, который наиболее соответствует морскому и торговому государству. То есть выборно-представительное правление, известное под названием демократии. Она  означала там власть граждан, в основном мелких собственников – владельцев ремесленных мастерских, торговых лавок, кораблей,  рабов.

Схожая с данным типом общества культура возникла и у одного из народов семитской расы на восточном побережье Средиземного моря. Это финикийцы, которые также основали множество городов-государств и активно конкурировали с греками по всему Средиземному морю.

На западе Средиземноморья одна из торговых факторий финикийцев – этого народа торговцев, пиратов и рабовладельцев, разрослась до целой империи – небезызвестный Карфаген.  Позже эта воинственная  республика, правившая многими народами с помощью армии из наёмников-профессионалов, сошлась с другой нарождавшейся империей – Римом – в  смертельной схватке за  мировое господство. 

Таковы были древнейшие типы морских цивилизаций, которые через культурное наследие античности передали свой ген современному миру. Сквозь всю эпоху Средневековья в виде латинских манускриптов древних мыслителей этот ген дремал в монастырских библиотеках, хранимый мрачными монахами. А затем, сквозь эпоху Возрождения, Просвещения и Нового Времени древнее зерно, пережившее зиму «темных веков», вновь ожило и дало обильные всходы в виде цивилизации современного Запада. 

ЧУДОВИЩЕ БЕГЕМОТ

 

Что же за тип культуры и общества является  антитезой Левиафану (империи моря)? Какие государства древности можно однозначно отнести к империи суши? Выясняется, что самыми ранними государственными образованиями, абсолютно противоположными морской цивилизации – и по типу экономики, и по структуре власти, и по духовному мировоззрению были цивилизации речных долин. Это Древний Египет и Месопотамия (государство Шумера и Аккада).

В чем же их отличие от морского типа общества? Без преувеличения можно сказать – во всем. Данные государства можно классифицировать, как восточные деспотии или полиэтнические империи.

Правящим  классом здесь являлась не торгово-землевладельческая прослойка (владельцы  мелкой собственности), а военно-жреческая аристократия (зачастую разноплеменная) и многочисленная бюрократия.

Государство здесь  управляло экономической жизнью. Большинство подобных восточных империй даже в пору своего расцвета не знали, что такое монетно-денежная система, потому что функции торговли выполнял гос.учет и распределение продукта.  Даже внешней торговлей в древнейших государствах данного типа занимались не купцы, а специально назначаемые чиновники.

Подобное общество не знало понятия частной собственности на землю. Вся земля принадлежала государству, обрабатывали её крестьяне-общинники. Соседская крестьянская община являлась первичной административной единицей данных государств – была самоуправляема и несла многочисленные повинности и подати в пользу государства.

В свое время Карл Маркс ошибочно причислил эти государственные образования восточного типа к рабовладельческой формации. Это ошибка – рабы никогда не играли здесь роли какой-либо значительной производительной силы. Рабство, когда человек приобретает статус лишь средства производства, находящегося в частной собственности, как скот, было этим обществам неизвестно. Рабство изобрела морская цивилизация. Именно там рабы стали играть значительную роль в производстве. Видя некоторые отличия государств Востока в области экономики от античного общества, Карл Маркс упоминает кое-где об «азиатском» способе производства. Но далее теоретик  эту мысль не развил, считая эти общества всё той же модификацией рабовладельческой формации – что противоречит фактам.

В восточных обществах, конечно же, были зависимые категории людей – например, военнопленные, но они, как правило, включались в большую патриархальную семью на правах младших родственников, либо принадлежали государству и работали в государственных и храмовых хозяйствах. Тут их роль примерно похожа на положение современных заключенных – «государственные рабы». То есть рабство в классическом его варианте Востоку было никогда не известно.

Наиболее ярко выраженной системой подобного типа в экономике можно считать империю древних инков в Южной Америке. Именно в этом, казалось бы, слаборазвитом обществе (инки даже не знали железа и колеса) система централизованного управления производством, распределением и потреблением продукта достигла такого совершенства, что многие исследователи считали её почти социалистической. Древние инки также не знали денег. Из золота они изготовляли культовые изделия, ценя его сугубо «украшательную» функцию.  

Еще одна примета империи суши – стремление к созданию различного рода «циклопических» сооружений: культовых, хозяйственных либо оборонительных. Вспомним пирамиды Египта, Великую Китайскую стену, горные дороги древних инков и др.  Ведь подобная система государственного управления экономикой позволяла мобилизовывать и содержать значительные массы свободных рабочих рук. Способность к созданию и управлению огромными военными либо трудовыми формированиями из мобилизованных крестьян-общинников – еще один признак  государства – восточной деспотии.

В плане политического устройства для этих древних обществ характерна полиэтничность и жесткое сословное деление общества.

Империя моря развивается, подчиняя себе другие народы; империя суши – включая в себя. Так, аристократия побежденного этноса просто вливалась в общеимперскую почти на равных правах, впитывала в себя более высокую культуру, становилась бюрократией на службе единого деспота.

У империи суши, в противовес морской, отсутствует примат ценности индивидуальной человеческой личности. Гражданин и его права – такие понятия отсутствуют. Человек воспринимается, лишь как часть своей социальной группы, сословия, касты. Понятие равенства абсурдно здесь в принципе. Духовно-жреческая каста, военная аристократия, чиновники, крестьяне – все это замкнутые социальные миры, живущие своей раздельной экономической и духовной жизнью.

Огромны различия между сушей и морем в религиозном, мировоззренческом и духовном планах. Для империи восточной деспотии характерно существование в центре подобного общества какого-либо глобального единого культа либо тенденции к его созданию. И, соответственно, обожествление правителя этого государства, как верховного жреца данного культа, а порою и восприятие его, как бога либо потомка богов. В этом была прежде всего политическая необходимость: единая религия скрепляет множество народов полиэтнической империи, а правитель государства возвышался с помощью религиозных догм над остальной аристократией на недосягаемую высоту. Даже в древнейших обществах Востока, которые культивировали до конца политеизм, всегда были жреческие школы и тайные ордена, доходившие в своем духовном развитии до монотеизма. Вспомним религиозную революцию  Эхнатона и установление в Египте единого культа солнечного диска – Атона.

В империи  инков правители тоже считались детьми Солнца. В персидском государстве Ахеменидов царь царей был «по совместительству» верховным жрецом культа огня. В Китае великий император Цинь-Ши-Хуанди в обоснование своей абсолютной власти сформулировал основные принципы легизма – философии тотального государства. Он считал себя богом и пытался стать бессмертным. В период правления  царя Ашоки – объединителя Индии  - была предпринята  попытка привить там в качестве единой религии буддизм.

Поздняя Римская империя, а вслед за ней и Византия, были типичнейшими восточными деспотиями.  Главным культом здесь стало христианство.

Морская цивилизация не имела столь доминирующей роли религии в жизни своих обществ. Религия существовала здесь, как правило, в виде язычества и была во многом на обочине духовной жизни. Человеческая мысль пошла там по другому пути – отделения знания от культа и появления науки, то есть нерелигиозного знания – что для Востока немыслимо. Там любое знание духовно и прерогатива хранить и толковать его существует только у лиц жреческого сословия.

Особенно ярко это различие видно в отношении письменности. Древние деспотии на протяжении всей своей истории использовали иероглифическое письмо (как вариант - клинописное), то есть сложную ритуально символическую, напрямую связанную с культом священную письменность. Овладение этой системой знаков было сложным и для этого требовалось очень много времени. Обучение в основном производилось в храмовых школах, и было доступно далеко не всем. То есть служители культа обладали «монополией» на письмо, а, следовательно, и на знания.

Морские же культуры – Финикия и Греция – изобрели упрощенный – секуляризированный вид письменности, для более широких практических потребностей – алфавит. Тем самым знание стало более доступным, но одновременно лишилось своей закрытой духовной и ритуальной сущности. 

Закат античной цивилизации привел к исчезновению морского типа общества с лица земли. Поздний Рим - типичнейшая империя суши, эпоха Средних веков – время безраздельного господства сухопутных культур. Ведь средние  века начались с господства натурального хозяйства, сословно-феодального строя и тотального господства религии в жизни общества. Всё это соотносит данный период истории с традицией суши.

Но здесь выявилось существенное отличие западно-христианской (католической) культуры от остального мира, где, как и тысячи лет назад, рождались и умирали государства типа восточной деспотии. На Западе Папа Римский так и не смог взять на себя функции светского владыки – деспота всего христианского мира, хотя в эпоху крестовых походов был близок к этому.

Наличие на западе Европы развитой феодальной собственности на землю дало толчок к возрождению такого понятия, как частная собственность. Европа – дальняя окраина тогдашнего мира. Долгое существование вдали от внешних угроз и нашествий дало толчок развитию торговли и ремесла. А это, в свою очередь, привело к возрождению такого типа социума, как город – центр ремесла и торговли. Это понятие означало теперь не просто административный центр или ставку феодала, а место сосредоточения торгово-ремесленной деятельности. По политическому устройству города постепенно стали коммунами, то есть самоуправлением богатых граждан. Таким образом, в Европе вновь воскрес полис, подобный античному. Закончилось это развитие в финале талассократической культурной революцией – эпохой Возрождения. То есть возвращением почти из небытия ценностей, культуры и традиций античной цивилизации (язычества). 

Этот процесс затронул только западную Европу, всё остальное пространство цивилизованных земель так и продолжало существовать в форме государств суши.  В свое время марксизм: учение, созданное на базе истории Европы, так и не смог классифицировать эти типы обществ. С точки зрения эпохи существования их следовало отнести к формации феодализма, но бросалось в глаза отсутствие на Востоке развитой феодальной собственности на землю – вся земля принадлежала государству. Не было тенденции к феодальной раздробленности. Везде правили единые владыки, раздающие землю за службу военно-бюрократической верхушке, но могущие и легко отнять её. Выходом их этого тупика в марксистской исторической науке стало причисление подобных обществ к категории ранне-феодальных империй, где классовые отношения ещё полностью не сложились.

Всё правильно, за исключением одного «но».  Подобные культуры, где якобы классовые отношения находились в стадии становления, существовали порой тысячелетиями (например – Китай) и так и не достигли «более высокой» стадии феодальной раздробленности. Более того, данные ранне-феодальные империи по структуре государства и управления очень сильно напоминают всё те же восточные деспотии, более ранние формы которых ошибочно «запихивали» в рабовладельческие формации.

То есть мы имеем дело с одним и тем же строем, существовавшим от начала человеческой цивилизации и идущим красной линией сквозь всю её историю. И только города-государства Средиземноморья – полисы и цивилизация современного  Запада, явления между собою очень связанные, выпадают из общей канвы развития человеческой истории.

Подобная «слепота» исторической науки связана с тем, что большинство историков, в том числе и великий Карл Маркс видели развитие человечества сквозь призму западной цивилизации, к которой сами принадлежали. Закономерности и теории, сформулированные ими, объясняли законы развития именно Запада. Хотя в рамках общечеловеческой истории данный тип цивилизации является скорей аномалией. Именно поэтому схемы великих теоретиков оказывались беспомощны что-либо объяснить, сталкиваясь с историей Востока, где даже «время течет иначе». 

А теперь подведем итог, выделим наиболее характерные для цивилизации моря (торгово-колониальной империи) и суши (военно-бюрократической деспотии)  общие признаки.

МОРЕ: примат индивидуального над общим

В экономике ключевую роль играет торговля (правят торговцы и собственники средств производства;

Власть стремится к коллегиальности, наиболее чистый тип управления для подобных государств – представительская республика;

Форма господства – колониальная империя, то есть идеи превосходства жителей метрополии над населением колоний. Отсюда появляется идея права, гражданства, деление людей на полноправных и ущемленных в правах;

В экономике значительную роль играет рабство, то есть появление класса людей, лишенных статуса личности и низведенных до разряда средств производства, находящихся в частной собственности;

В области культуры – разделение знания и культа, появление такого понятия, как наука – то есть лишенное духовности знание, доступное для более или менее широких слоев 

   СУША:  примат общего над частным

Коллективистско-аграрное общество. В основе социума – соседская крестьянская община. Правящий  класс – военно-жреческая аристократия и бюрократия;

Верховная власть – в руках деспота, как правило, обожествляемого, хотя может быть и коллегиальной, если власть делегирована группе, как хранительнице памяти о великом деспоте. Либо сам деспот выполняет только культовые функции, светской же властью распоряжается некая олигархия;

Тип государства – полиэтническая империя с разделением людей на сословно-профессиональные группы (крестьяне, воины, жрецы и т. д.). При экспансии аристократия побежденных народов включается в общеимперскую. Принцип превосходства какой-либо нации над другой, то есть национализм и расизм таким обществам не свойственен;

Отсутствие частновладельческого рабовладения, как серьезного экономического фактора. Основная производительная сила – крестьянская община, несущая многочисленные повинности в пользу государства (налоги, военная служба, строительство, перевозки);

В области духовной  культуры – неразрывная связь знания и культа. Доступ к знанию – только для священнослужителей, хранителей традиций и догматов, тщательно оберегающих его от профанации и нововведений.

 

Итак, примерно таковы различия двух типов цивилизации, отсчитывающих свое существование от начала истории человечества. Цивилизация Запада моложе. Очагом её зарождения стало Средиземное море. Полисный тип общества – город-государство (торговая фактория), дав сильный толчок развитию нового типа общества – рабовладельческих республик, надолго погрузился в вековой сон государств Востока. Затем, «продремав» всю эпоху позднего Рима и Средних веков морская цивилизация, явилась миру вновь, казалось бы, из небытия, в период позднего средневековья.  Во времена Великих географических открытий это общество выплеснулось за пределы отведенной ему историей географической зоны  и начало триумфальное шествие по земному шару, подвергая традиционные цивилизации жесткому излучению своей культуры. Запад начал «переваривать» весь мир экономически, политически и духовно.

К середине XIX века силы моря сумели включить в орбиту своего влияния почти всё человечество. Но пути истории неисповедимы. Каким-то чудесным образом цивилизация суши не исчезла и более того, попыталась взять страшный реванш в XX веке.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ФЕНИКСА

 

Историками было давно замечено, что тоталитарные государства XX века: советская Россия и Третий рейх имели очень много общих черт, несмотря на кажущуюся противоположность и враждебность друг другу.  Это и однопартийность, как форма политического устройства, вождизм и культ личности, государственное управление экономикой и крайняя милитаризация её, тотальное господство одной идеологии в центре культурной жизни этих государств.

Но самое парадоксальное в том, что если суммировать все эти общие черты тоталитарных режимов, а затем сравнить их со структурой древнейших империй суши, то выявляется удивительное сходство. Особенно много совпадений с древними цивилизациями Востока в империи Сталина. По сути, это была современная редакция древнейшей восточной деспотии.

Докажем на примерах. В обеих режимах – Третий рейх и сталинская Россия – правящим классом была не буржуазия, а бюрократия и военные, спаянные дисциплиной единственной правящей партии. В обеих режимах во главе государства стоял единый вождь, почти обожествляемый ,как восточный деспот (вспомним культ личности Сталина). Тоталитарным режимам была присуща громадная роль государства в управлении экономикой. Именно это позволяло мобилизовывать огромные материальные и людские ресурсы для ведения масштабных войн  и крупного строительства.

Здесь наблюдается и типичная для восточных деспотий тяга к сооружению циклопических построек – оборонительных линий, речных каналов, железных дорог за Полярным кругом, гигантских зданий. Не правда ли, в древности это уже  было?

Определенное отличие тоталитарных режимов от их древнейших прототипов наблюдалось в области духовной культуры. Роль единой и всеобъемлющей религии в XX веке заняла идеология – марксизм в СССР, в Третьем рейхе – расовая теория. Но методы культивирования данных идей напоминали скорее религиозные. Идеология здесь существовала в виде жесткого догмата и была в полной мере доступна изучению и толкованию лишь ограниченной группе подготовленных специалистов-теоретиков (жрецов).  Массам эти идеи подавались в упрощенном псевдо-религиозном виде, с упором на иррациональную веру.

Но нерелигиозность и светскость данных режимов была во многом их слабостью. Идеология тоталитарных обществ зачастую шла вразрез с политической необходимостью, мешала их развитию, сковывала тесными догматами.  Допустим, идеология расизма вообще чужда теллулократическому обществу (империи суши). Она, наоборот, плод морской цивилизации, следствие колониальной экспансии. Ведь зародился расизм в Англии. Именно это противоречие, попытка построить полиэтническую континентальную империю на базе узкого изоляционистского «островного» - националистического мышления и погубило Третий рейх.

Одна из любопытных черт, присущих тоталитарным режимам -  это в какой-то мере посягательство на некоторые из прерогатив Бога. То есть идея «волшебного» государства, как сверхчеловеческой иерархии жрецов и воинов, которая может, подобно божеству, творить чудеса. Например, преображать природу – повернуть реки вспять, сделать пустыни цветущими садами, возвести гигантские укрепления против варварских орд (вспомним Восточный вал Гитлера), переселять народы с места на место. Вообще, менять историю по своему произволу.

Но главное – тоталитарный режим пытается всегда создать новую, совершенную породу человека. В Советском Союзе это был эксперимент, который заключался в том, чтобы изменить социальную среду пребывания личности (избавившись от неравенства, эксплуатации, голода  и другого зла). Такая среда будет идеальной для появления гармонически развитой (физически и духовно) совершенной личности – человека социалистического общества. В Третьем рейхе преследовали другую цель – путем биологической селекции вывести человека чистой – наиболее совершенной арийской расы. 

Сейчас мы приступаем к самому интересному моменту – какое же отношение имеет ко всему этому национал-большевизм? Самое прямое. Эта идеология и есть синтез тоталитарности, то есть сплав тех качеств, которые являются концентрированным выражением черт древних деспотий в истории государств XX века.

Национал-большевизм – это последняя попытка восстания цивилизации суши против полностью победившей стихии моря. Идеал национал-большевистской империи – это вооруженная до зубов атомной энергетикой, межконтинентальными ракетами и современным оружием древнейшая теллулократия, полиэтническая империя Востока. 

Сияющий идеал против бездуховного мира. Сверхчеловек, движимый верой, против колышущейся биомассы оскотинившегося вконец человечества.  Луч света внеземного мира, рассекающий тусклую мглу материи, творящий чудеса, воплощающий в жизнь самый смелый полет фантазии.

Мы победим, потому что чувствуем дыхание истории. Наше абсолютное оружие – вся мудрость Востока. Источник наших сил – вне земных пространств.

Максим Журкин

Комментарии 0
ads: