Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
Мафия
14.01.2008
Преступный мир как сетевое сообщество
Максим Журкин

Сетевая стратегия для достижения каких-либо целей предполагает создание организаций и структур прежде всего не по административному (иерархическому, «армейскому») принципу, а с использованием более децентрализованных и гибких форм организации социума. То есть в борьбе политических, экономических или военных сил задействуется целая сеть различных организаций, каждая из которых преследует свою цель, но вместе они двигаются в заданном направлении. 

Классический пример подобной стратегии – древнейшая игра в шахматы, когда абсолютно различные по типу перемещения и силовым характеристикам фигуры двигаются в игре в рамках единой схемы, выполняя общую задачу. Сетевую войну можно сравнить с шахматной стратегией, ведь даже цели схожие - загнать ключевую фигуру противника в угол, лишить способности манёвра, вынудить к капитуляции. 

Социальные структуры, политические и силовые группы, построенные по сетевому принципу более гибки, мобильны и адаптивны, чем структуры вертикально-иерархические. 

Пожалуй, одной из самых древних сетевых структур является организация преступного мира. То, что со стороны кажется хаотичным, является хорошо отлаженной системой – механизмом передачи опыта, преемственности традиций и системы власти внутри преступных организаций. 

Даже наблюдается такая закономерность: чем более развито и цивилизованно общество, тем более сложен, богат обычаями и традициями его преступный мир. Причём структура власти организованной преступности очень сильно разниться от страны к стране. Во многих европейских странах право на власть внутри преступных сообществ передается по наследству. Там правят небезызвестные «семьи», прославленные западным кинематографом. В России организованная преступность имеет вождистский характер. Во главе становятся лидеры, выбираемые на коллективных «сходняках» уголовной верхушки - «воров в законе». 

Совсем другая система власти внутри китайской мафии (триады). В отличие от других стран, во главе преступного клана там может стоять только человек, ни разу не попадавший в поле зрения правоохранительных органов. Сравним это с отечественной традицией: «воры в законе» почти всегда широко известны, соответственно, по вожакам преступного мира легко ударить, лидера же китайского преступного клана нужно постараться еще найти. 

В основе всех систем преступных сообществ лежит четкое деление преступности на «правильную» и «неправильную». Первая подчиняется сложившимся традициям преступного мира, увязана в систему групповых и клановых отношений. Вторая криминальным сообществом не управляется, здесь практически все идет в нарушение его традиций (в российском жаргоне это явление обозначается метким словом «беспредел»). 

Тюрьмы и другие места заключения – это территория государства профессиональных преступников, где производится суд и расправа над теми, кто не соответствует уголовному моральному кодексу и ему не подчиняется. Именно за решеткой в течение десятилетий сложилась система незримого государства, имеющая крайне гибкую и мобильную структуру. У него нет границ, государственных институтов и официальных документов, но имеется вполне реальная власть, жесткая тоталитарная идеология и даже своеобразная финансовая система, а также развитые коммуникации. Этот организм настолько силен, что уголовному миру порой удается во многих лагерях и тюрьмах взять власть в свои руки. 

Такое явление преступной жизни именуется «черной» зоной – в этих местах лишения свободы, разумеется, существует официальная администрация, охрана, но реальная власть находится в руках «блат-комитетов» - так иронично называют уголовники свои коллегиальные органы. Порой их власть оказывалась настолько сильна, что над местами заключения, где правит «блат-комитет», демонстративно поднимали черный флаг. 

Каким же образом преступному миру удается взять власть в изолированной зоне, где вся жизнь человека, казалось бы, находится под полным контролем? Это происходит именно благодаря гибкой сетевой структуре преступного мира, пускающего, когда надо, в ход любые методы: угрозы, подкуп, шантаж, силовое давление. 

Вожди уголовников владеют главным секретом власти: контроль над человеческим сознанием (идеологическая мотивация), подкрепленный угрозой насилия, позволяет держать в подчинении целые массы. А контроль над массами уже означает реальную власть. Тот же, кто имеет реальную власть, может вступать в дипломатические отношения с другими силами, например, шантажировать администрацию лагеря угрозой организовать беспорядки, если та не выполнит какие-либо условия. Под маркой этой власти можно собирать дань с серой «мужицкой» массы арестантов («на общее дело») и подкармливать ей бойцов и верхушку преступного мира. 

Такая система преступного мира, сформировавшаяся в местах заключения, автоматически перекидывается на жизнь за их стенами. Криминал пытается воплотить свои правила в жизнь и на воле: в каждом городе и в каждом районе выбирается «смотрящий» - представитель преступного мира, который должен следить за порядком на вверенной ему территории (дабы не было «беспредела»). Каждый уважающий себя жулик должен отдавать с кражи долю «на общак». В смутные 90-е годы это правило было распространено и на всю коммерческую деятельность. Вожди организованной преступности стали «ворочать» огромными суммами. 

Хотя сейчас преступный мир значительно потеснен (его место заняли силовые группировки - милиция и другие), тем не менее он сохранил контроль над значительными сферами, зачастую уже под видом легального бизнеса. Естественно, осталась за ним и поле преступного бизнеса. 

Государство в борьбе с этой мощной сетевой структурой, которую представляет из себя криминальное сообщество, применяет старые командно-административные методы – то есть с сетью борются организации, построенные как раз не по сетевому принципу: милиция, прокуратура и другие иерархические ведомства. И именно поэтому преступный мир, как это кажется, непобедим – он гибче и мобильнее, чем традиционные государственные структуры. 

Примеров приспособляемости криминальных и полукриминальных структур можно привести множество. Ведь всякая структура, которая испытывает сильное и постоянное давление, не может в течение длительного времени существовать как жесткая централизованная система. Она вынуждена распадаться на фрагменты, мимикрировать, в противовес директивному управлению вводить коллегиальное, просачиваться в смежные структуры. По схожему принципу по всему миру действуют партизанские движения, подпольные антиправительственные силы.

Максим Журкин

Комментарии 4
ads: