Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ТЕОРИЯ
12.02.2009
Тяжело в учении...
Вий

Ровно 50 лет назад, 14 сентября 1954 г. - в первый и последний до настоящего времени раз в истории нашей страны - были проведены учения войск с реальным ядерным взрывом. В операции, не без чёрного юмора названной "Снежок", задача так и была поставлена: "Прорыв стрелковым корпусом подготовленной тактической обороны противника с применением ядерного оружия".
Последние 15 лет у нас слишком громко верещали о тысячах облученных, погубленных бесчеловечной советской властью. Напрочь забыв, что в 1951-1956 гг. в США провели 8 войсковых учений с реальным применением ядерного оружия. И последствия засекречены до сих пор.
По состоянию на 1954 г. у США имелось более 700 ядерных зарядов и многочисленные, детально проработанные планы ядерного нападения на СССР - список подлежащих уничтожению наших городов более чем внушителен. В США было проведено 45 испытаний атомных бомб, включая Хиросиму и Нагасаки. К этому времени у нас прошло только 8 испытаний при на порядок меньших запасах зарядов.
Ядерное нападение американцев не казалось фантастикой. И первое предложение о проведении учений с использованием атомного оружия последовало еще в 1949 г., сразу после успешных испытаний нашей ядерной бомбы. В сентябре 1953 г. ЦК Компартии и Совет министров СССР приняли решение о подготовке армии и страны к действиям в особых условиях ядерной войны.
Местом проведения учений выбрали Тоцкий полигон Южно-Уральского военного округа. В отличие от плоской солончаковой степи Семипалатинского полигона, где до того испытывали атомные бомбы, лесостепь под Оренбургом вполне соответствовала средней Европе - наиболее вероятному театру военных действий.
Руководителем учений был Маршал Советского Союза Жуков, начальником штаба - генерал армии Иван Петров. Во время Великой Отечественной генерал Петров год дрался в окружении, командуя обороной Одессы и Севастополя. Когда-то он начал службу командира Красной Армии, гоняя в Азии басмачей, которые перед кавалерийской атакой мазали опиумом ноздри лошадям - теперь он готовил удар самым мощным из арсенала человечества оружием.
В мае 1954 г. из Бреста начали переброску частей элитных механизированных дивизий - 12-й гвардейской и 50-й Сталинской из 128-го стрелкового корпуса. Они составят наступающую, "восточную" сторону учений. Войска были обеспечены самым новым оружием и техникой, после учений они должны передать опыт ядерной войны всем Вооруженным силам СССР. Всего под Тоцком сосредоточили 45 тысяч солдат и офицеров, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6 тысяч тягачей и автомобилей.
Подготовка к учениям продолжалась целое лето. Проводили постоянные тактические учения по изматывающей жаре. За эти месяцы солдаты и офицеры износили по три пары обмундирования.
Войска на полигоне отрыли 383 километра траншей и ходов сообщения, возвели 394 блиндажа, 140 убежищ, 585 окопов для артиллерии и минометов, 620 окопов для танков и САУ. Было построено 300 мостов и переходов через траншеи и ходы сообщения.
В ходе подготовки полигон постоянно посещали академик Курчатов и министр обороны Булганин - оба бородатые, как ваххабиты. Министерство обороны в те годы называлось куда более правильно - Министерство вооруженных сил. Его глава, сталинский сподвижник Николай Булганин одновременно был заместителем главы правительства СССР (через несколько лет Хрущев выбросит его из власти). Как-то, будучи в хорошем настроении, министр обороны и 2-й человек в правительстве схватил отца ядерной и термоядерной бомб, создателя первой в мире атомной электростанции Игоря Курчатова за длинную бороду и с веселым ржанием объявил офицерам полигона: "Вот эта борода подарила нам атомную бомбу". Потом, схватив свою куцую бородку, министр пояснил: "Мне с моей за ним не угнаться".
Район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон в зависимости от степени опасности. Зона 1 (запретная зона - 8 км от центра взрыва) полностью освобождалась от местного населения, жители, скот и все имущество вывозились в другие населенные пункты, расположенные не ближе 15 км от центра взрыва. В зоне 2 (8-12 км от взрыва) за три часа до атомного взрыва население отводилось в естественные укрытия, овраги и балки, расположенные вблизи населенных пунктов. За 10 минут до взрыва по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз…
Кое-где народ поленился выполнить противопожарные требования и не укрытые от огня строения, дрова и сено полыхнули в несколько секунд после взрыва. А радиоактивный металлолом, оставшийся на полигоне после учений, местные жители умудрялись сдавать в скупку…
Ни население, ни солдаты, естественно, не знали о предстоящем взрыве. Но после многочисленных лекций, инструкций и наставлений по применению ядерного оружия, противоатомной и радиационной защите, среди рядовых пошли слухи о скором применении чудо-оружия.
Войска были обеспечены противогазами, защитным снаряжением, какое существовало в то время. Для пущей радиационной безопасности солдатам приказали надеть под форму теплое зимнее бельё. Была развернута служба радиационной разведки и сеть дезактивационных пунктов для радиационного обеззараживания обмундирования, оружия и военной техники. Руководство всеми мероприятиями по противоатомной защите осуществляла специальная служба безопасности при штабе учений.
Части, располагавшиеся наиболее близко, в 5-7 км от эпицентра, должны были находиться в укрытиях, далее 7,5 км - в траншеях, сидя или лежа. Было запрещено смотреть в сторону взрыва до прохождения ударной и звуковой волны, а войскам, наиболее близко расположенным к эпицентру атомного взрыва, были выданы специальные темные пленки на стекла противогазов для защиты глаз от поражения световым излучением.
Бомбу, мощностью 40 килотонн, сконструированную в Арзамасе-16, должна была сбрасывать специально образованная авиационная группа: два ТУ-4 (основной и дублирующий), базирующиеся на аэродроме близ Сталинграда, в 850 км от Тоцка. Основной экипаж уже испытывал атомную бомбу в 1951 г. на Семипалатинском полигоне, но продолжал интенсивные тренировки. В итоге добились ювелирной точности попадания - 250-килограмовые болванки падали на цель с разбросом менее 100 метров при высоте полета 10 км. Командование наземных войск не верило, что может быть такая точность бомбометания.
Чтобы избежать сильного радиационного заражения почвы, взрыв бомбы должен был произойти в воздухе, на высоте 350 метров. В случае наземного взрыва, учения были бы отменены. Бомбардировщик целил в Каланчёвую гору, на картах учений обозначенную как "высота 195,1" - хорошо оборудованный полевыми укреплениями "батальонный район обороны", ключевой узел сопротивления "западных". В предполагаемом эпицентре, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест 100 на 100 метров. На высоте и вокруг расставили танки, артиллерию, самолеты, бронетранспортеры. К ним, в траншеях и на земле привязали овец, собак, лошадей и телят - "в научных целях для изучения действия ударной волны, светового излучения, проникающей радиации и радиоактивного заражения на живые организмы и оценки защитных свойств инженерных сооружений".
За неделю перед взрывом специальная комиссия поштучно приняла противоатомные убежища, сделанные на каждую роту и батарею. За пять дней до начала учений войска заняли позиции. За 2-3 дня на полевой аэродром под Тоцком стали прибывать высокие гости. Прибыли все маршалы страны: Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский. Прибыли военные делегации всех социалистических и ряда капиталистических стран, прибыл главнокомандующий вооруженными силами Китая маршал Чжу-Де. Иностранцы - враги и союзники - должны были увидеть военную мощь нашей страны. За сутки до начала учений прилетели Хрущев, Булганин и Курчатов.
14 сентября с 5:00 на полигоне запретили всякое передвижение. Руководству учений доложили о готовности обоих бомбардировщиков и атомных бомб. Команду на вылет получил экипаж майора Василия Кутырчева.
В 9:20 пошла команда о взрыве бомбы. Стояла ясная погода, слабый ветер, 21 градус тепла. Войскам дали сигнал атомной тревоги "молния" - вой сирены и орудийный выстрел - все ушли в убежища и укрытия, надели противогазы. Экипажи танков и самоходок заняли свои места в машинах и закрыли люки.
В небе над полигоном появился четырёхмоторный ТУ-4 в сопровождении двух реактивных истребителей МиГ-17. При подлете к цели истребители ушли в стороны и ровно в 9:34 самолет-носитель с высоты 8000 м сбросил атомную бомбу. На полигоне работала кино- и фотоаппаратура, специальные приборы.
Взрыв последовал через 48 секунд на высоте 358 м от поверхности земли и с отклонением от цели в 280 м в северо-западном направлении. Ярко-белый свет, заливший полигон, солдаты увидели даже в наглухо закрытых убежищах.
"Раздался резкий треск, - вспоминал рядовой Петр Стома из Белоруссии, - словно по стеклу в кованых сапогах пробежали. Сквозь фильтры ярко вспыхнул свет, как огонь электросварки. Страшной силы удар потряс землю. Над нами пронеслась ударная волна, засыпав землей. Многие из нас содрали с себя противогазы, чтобы взглянуть, что творится на белом свете. А творился кромешный ад. Над Каланчёвой горой разрастался гигантский гриб, как бы обтянутый сверху марлей. Внутри пылал огромный огненный шар, как в большущем раскаленном кузнечном горне. Засекли время - пылал более 45 минут".
Жуков, маршалы, ученые и иностранные гости наблюдали за взрывом с трибуны на горе "Медвежья" в 12 км от эпицентра. Для укрытия начальства был подготовлен бункер с несколькими амбразурами, застеклёнными сталинитом, но Жуков осмотрел его и демонстративно вернулся на трибуну, а за ним пошли и остальные. Ударной волной со всех на трибуне снесло фуражки.
После прохождения звуковой волны на полигоне воцарилась необычная, запомнившаяся всем тишина. Через 5 минут её разрушили "восточные", начав артиллерийскую подготовку. Стрельба велась 25 минут боевыми снарядами, и была столь интенсивной, что на раскаленных стволах загоралась краска. Одновременно последовал удар сотни бомбардировщиков и штурмовиков. Некоторые самолеты пересекли "ножку" ядерного гриба на 21-22 минуте после взрыва.
К эпицентру вышла радиационная разведка на бронетранспортерах. Для определения радиационного заражения использовали и команды заключенных - бывшим пособникам немецких оккупантов пришлось пожертвовать здоровьем для укрепления обороны СССР.
В 10:10 "восточные" получают приказ на атаку. Войска двигаются на бронетехнике в колоннах, преодолевая многочисленные очаги пожаров и лесные завалы, образовавшиеся в результате ядерной вспышки. Около 12:00 передовой отряд выходит к эпицентру. Через 10-15 минут колонны первого эшелона "восточных", опираясь на данные радиационный разведки, обходят эпицентр с севера и юга. Взрыв изменил местность, затрудняя ориентирование. Изменилась после взрыва и погода, поднялся сильный ветер.
По плану учений "восточные" прорывают подготовленную оборону "западных", используя три ядерных бомбы. Первую - настоящую - рванули над главной полосой обороны. Еще одна должна подавить вторую полосу обороны, третья - поразить резервы условного противника. "Западные" также используют ядерную бомбу для обеспечения своей контратаки. Так что в ходе учений гремят еще "ядерные взрывы" - имитация из огромного количества бочек с бензином и нефтью. Солдаты уверены, что взрывы настоящие, и молча двигаются в противогазах сквозь дым и пыль. По замыслу командования войска должны почувствовать "дыхание и всю картину атомного взрыва"…
Вспоминает генерал-лейтенант Зеленцов: "После взрыва местность трудно было узнать. Дымилась трава, бегали опалённые перепелки. Кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые дымящиеся холмы. Ориентироваться было трудно… Было пусто и тихо. Лишь радиометры пощелкивали, отмечая повышенный уровень радиации. Непосредственно в зоне, примыкающей к эпицентру взрыва, земля была покрыта тонкой стекловидной коркой расплавленного песка, связавшей наведенную радиактивность. Эта корка хрустела и ломалась под ногами, как тонкий ледок на весенних лужах после ночного заморозка".
Вспоминает полковник Даниленко: "В самом эпицентре в радиусе 300 м не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело, земля пепельно-обожженная… Открытая траншея обуглилась и деформировалась с 80 см до 7-8 см. Дзоты со стоявшими в них пулеметами были целыми, немного обгоревшими сверху… Техника до 1000 м от эпицентра оказалась вдавленной в землю и оплавленной. От векового леса в эпицентре ничего не осталось, чуть дальше стали появляться пеньки… Животные, находившиеся в эпицентре на поверхности земли, сгорели полностью. Те, что были в блиндажах, остались живыми (телята, овцы). В 500 м от эпицентра на поверхности земли животные были обожжены, стояли слепые, не реагировали, выглядели страшно. На расстоянии свыше 1000 м животные выглядели лучше, двигались…"
Лейтенант Путивльский: "Где-то километрах в четырех-пяти от эпицентра взрыва стали попадаться вывороченные огромные дубы, горели сухие дрова и бревна… Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, преодолевали в противогазах. Горели поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, валялись обгоревшие животные. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум".
В 16:00 дали отбой. По оценке командования, войска "дошли до морального предела", но доказали, что солдаты, офицеры и боевая техника способны действовать в условиях ядерного удара.
По окончании учений всех участников проверили дозиметрами, прогнали через душевые, заменили обмундирование и оружие. Вспоминает рядовой Пётр Стома: "Командиры строго-настрого предупреждали - в поле, в укрытиях ничего не трогать. А там были и бытовые предметы, вплоть до часов и авторучек, и продовольствие, даже шоколад. Объясняли, что всё это специально оставлено для последующей проверки на радиоактивность. Но всё происходящее рядовыми бойцами не воспринималось всерьез и обернулось печальной стороной. Через какое-то время тех, кто лакомился шоколадом и другой вкуснятиной, собрали в отдельный барак…"
Войска тушили пожары в окрестных деревнях. Самолеты разведки отслеживали движение радиоактивного облака. Ученые тщательно изучали всё, оказавшееся в зоне взрыва, даже насекомых. Офицеры Генштаба проводили разбор учений, тщательно изучая драгоценный опыт ядерной войны - понимая, что подобное в обозримом будущем страна повторить не в состоянии. Все бывшие на Тоцком полигоне 14 сентября 1954 г. дали подписку о неразглашении государственной тайны на 25 лет.
В день учений, благодаря отличной организации, не погиб ни один человек, что совсем не характерно для столь масштабных мероприятий. Но за месяцы подготовки несколько солдат погибло, от жары или задавленных военной техникой. Среди мирных жителей были раненые во время ядерного взрыва осколками стекла.
Кстати, всем эвакуированным жителям платили суточные за весь период учений. Их имущество было застраховано. Не желающим после взрыва возвратиться на старое место построили новые дома с водопроводом, электрическим светом и мебелью, подальше от полигона. Тем, кто по своему желанию возвращался обратно, выплачивали компенсацию на переезд.  

Вий, ЛИМОНКА № 256

Комментарии 0
ads: