Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ИДЕОЛОГИЯ
26.10.2008
Социология каст
Максим Журкин
Человеческие общества всегда делились на сословия и профессиональные группы. Однако, при всём возможном разнообразии социальных страт, наиболее чётко всегда выделялись три доминирующих слоя – служители культа, военно-бюрократическое сословие и владельцы разного рода имущества (торговцы, ремесленники, крестьяне). Во многих древнейших обществах (допустим, в Индии), такое профессиональное разделение людей было освящено религией в виде института каст.

Хотя сам термин «каста» зачастую употребляется неверно. Изначально было несколько утверждённых культом «варн», которые, в свою очередь, начали делиться со временем на множество каст по разнообразным признакам.

Подобное разделение имеет вполне естественное историческое объяснение. Племена ариев, вторгшиеся в Индию в эпоху бронзового века, находились на стадии культовой формации – то есть ими правили жрецы. Именно жрецы составили высшее сословие («варну») брахманов. Военная аристократия, уступавшая в могуществе служителям культа, заняла более низкое положение – варна кшатриев. Крестьяне, ремесленники и торговцы составили третье сословие варну вайшнавов. Наконец, покорённое завоевателями население было включено в низшую варну шудр.

В связи с этим возникает естественный вопрос – для чего это вполне объяснимое с исторической точки зрения социальное разделение, было вплетено в религиозную ткань, и стало частью культа?

Причины этого вполне объяснимы – ведь индийским обществом на протяжении веков управляли жрецы. Именно поэтому социальная дифференциация, а значит и система власти, традиция законодательства и многие другие стороны жизни общества закономерно приобрели культовый оттенок.

Подобная картина ритуализации и мифологизации классовых и правовых отношений наблюдается везде, где правит жреческое сословие. Допустим, так же было у полинезийцев с их традицией «табу» - ритуальных запретов, которые подменяли собой юридическое законодательство.

Подобная практика смешения культа или идеологии со всеми сторонами общественной жизни характерна для теократии (системы, где правит корпорация жрецов), или идеократии (общества, с монополией одной идеологии) – что, в принципе, одно и тоже.

В предыдущих исследованиях мы пришли к выводу, что цивилизация необязательно связана с образования государства в классическом его понимании – с классовым делением, эксплуатацией и аппаратом насилия. Многие народы достигали высокого уровня развития в период правления ими жреческого сословия, когда наличия развитых государственных институтов явно не прослеживалось. Ярким примером тому является Индия. В этой стране традиция светского государства была более поздней и не прочной, зато всегда наблюдалось огромное влияние культа, регламентировавшего практически все стороны жизни индийцев.

Примеров развитых культур, существовавших под властью теократии, можно привести множество. Помимо Индии и Полинезии, это и цивилизация шумеров в Месопотамии, майя в Америке, кельтов в Европе и многие другие древнейшие общества.

Здесь мы подходим вплотную к концепции о системе правления кастовых корпораций. Является ли общество слепком того класса, который им правит? Однозначно, да.

Существуют только три формы власти – духовная, административная и экономическая. Это деление соответствует трём доминирующим сословиям любого из обществ –

1. служители культа или идеологи,

2. военные и бюрократия,

3. торговцы и собственники.

Назовём эти сословия кастами. Это определение несколько неверно с точки зрения исторической, но, тем не менее, именно в таком значении употребляет это понятие большинство людей.

За всю историю человечества существовало только три общественных системы – «кастовые формации».

1. Правление служителей культа (жрецов) – теократия. Этот тип общества можно назвать жреческим коммунизмом. В исторической науке он обычно отождествляется с поздней фазой первобытно-общинного строя.

2. Правление воинской касты – военно-бюрократическая система (восточная деспотия), или правление военной аристократии (феодализм).

З. Правление собственников - владельцев имущества и капитала (антично-полисная система и капитализм).

Любой человеческий коллектив существует исключительно используя для поддержания и развития своей структуры одну из трёх вышеперечисленных форм власти. И, несмотря на то, что в любой сложно структурированной организации, как правило, используются все три вида власти (духовная, административно-силовая и экономическая), всё равно какая-то из них доминирует и выполняет функцию основного организующего систему стержня.

В любом сложном и иерархичном социуме чёткой грани между формами используемой им власти нет – каждая из трёх может вполне дополнять другие.

Структура любого сложного социума, его развитие, история и традиции зависят от того, какая из видов власти занимает ключевое положение. При правлении одного из трёх возможных элитных сословий (служителей культа, бюрократии или буржуазии), остальные два существуют, как добавочный элемент, допустимый лишь в той мере, в какой это необходимо для обслуживания интересов правящей кастовой элиты.

Государство, как институт, просто копирует любое сложно организованное человеческое сообщество, использующее все виды власти, но одну из трёх возможных форм выбирающее в качестве основного стержня всей структуры. Отличие государства от сложно организованной властной корпорации минимально. Это абсолютно аналогичные сообщества. Но государством становится лишь те из них, кому удаётся распространить свою власть и на низшие слои (касты), проживающие на какой-либо географической территории. Властная корпорация просто использует данный район и его население в качестве питательной среды для существования своей элиты.

Соответственно, та из элитных групп, которая находится в лидирующем положении, в любом из государств, распространяет свои ценности, представления о жизни и поведенческие стереотипы не только на представителей двух других оставшихся элитарных каст, но порою и на низшие слои. Фактически правящая каста заставляет всех людей, находящихся под её властью, как бы подражать себе.

Кастовая классификация личностных типов

Есть ли связь между кастовыми корпорациями и психологическими типами индивидов?

Очевидно, что среди людей также существует кастовая дифференциация по психотипам. Люди делятся на предрасположенных к умственному труду или искусству (жрецов), на добивающихся своих целей с помощью насилия или административной власти (воинов) и на личностей, склонных к накопительству и финансовой деятельности (собственников и предпринимателей).

Специфика общественного устройства заключается в том, что кастовая типология личностей и принадлежность их к властным корпорациям зачастую не совпадают. Проще говоря, прирождённые жрецы, воины или хозяйственники могут на основании непредсказуемости наследственного статуса своего рождения оказаться в каких угодно слоях общества, в том числе и в низших.

«Гении не выбирают где рождаться»!

Более того, одному и тому же человеку может быть присуще не одно, а несколько дарований – в том числе и способность к использованию в своих целях разных форм власти.

Замечу, что наиболее яркие и талантливые личности в истории как раз и получаются из людей, совмещающих в себе ни один кастовый тип, а в основном два: жрец-воин или жрец-делец воин-делец. Совмещение же всех трёх качеств в одном человеке крайне редко и практически невозможно.

Подобное несоответствие социальной принадлежности людей и их кастовой типологии личности как раз и есть следствие образования такого института, как государство.

В обществе, где правили служители культа («жреческий коммунизм», или, как его ещё называют, - «первобытное общество»), социальная дифференциация была более гармоничной.

Люди с прирождёнными способностями к умственному труду или искусству автоматически включались в жреческую касту. Отбор в неё шёл исключительно по признакам наличия у того или иного индивида магических качеств или «маны» (способности к употреблению духовной власти – знаний, дарований в области культа, науки и искусства).

Следует отметить, что понятие «магия» или «социальная магия» употребляется автором не в значении способа воздействия на потусторонний мир с помощью различных ритуальных манипуляций. Магия – это прежде всего наиболее сильный способ воздействия на сознание масс с целю заставить их искренне поверить в наличие у жрецов сверхъестественной власти и необычных способностей. Это – главный инструмент духовной власти. С этой точки зрения любая религиозная магия собственно и являлась всегда социальной и её вполне дополняли такие древнейшие «магические» приёмы, как искусство и наука (являющихся традиционной сферой деятельности жреческого сословия).

Воины – это люди, склонные к применению насилия. В родоплеменном обществе они группировались вокруг наиболее влиятельных родов, то есть знати, которая подчинялась культовому сословию, и имела ощутимую власть только в военное время. В мирный период все насущные вопросы решало народное собрание по согласованию со жречеством – совет полноправных крестьян-общинников.

Подобная система управления существовала в первобытном обществе абсолютно везде на протяжении тысяч лет. Логично предположить, что она и является наиболее совершенной.

Образование государства в его классическом понимании – как системы эксплуатации, классов и аппарата насилия было как раз следствием разложения гармоничной социальной структуры эпохи «жреческого коммунизма» Именно тогда жрецы не только уступили власть низшим кастам, но и сами касты, превратившись в имущественные классы, стали жёстко наследственно закрепляться. Но поскольку таланты и дарования людей по наследству не передаются, возникло очевидное различие между кастовыми типами индивидов и принадлежностью их к той или иной властной корпорации.

То есть элиты обществ через определенные периоды времени, как правило, в несколько поколений, пополнялись людьми, не способными к адекватному управлению - проще говоря, вырождались. Передача власти и собственности на основании семейно-династического наследования приводила к тому, что в самом верху государственной системы скапливались индивиды, лишённые прирождённых способностей к использованию такого искусства, как «власть». В низах же накапливалась критическая масса «дарований» рвавшихся к вершинам этой самой власти и становящаяся периодически источником смут, потрясений, ересей и восстаний.

Особенно сильны были в плане организации «социального хаоса» люди, принадлежащие к жреческой кастовой типологии. Они всегда умели подводить под «смуту» теоретическую базу в виде идеологии или религии и вдохновлять массы на борьбу своими талантами. Именно поэтому у древнейших цивилизаций период образования государств считался временем упадка, «железным веком» - эпохой смут и насилия, эра же правления жрецов, относимая к прошлому, зачастую называлась веком «золотым» - временем социальной гармонии.

Процесс нарушения кастового равновесия наиболее чётко прослеживается на примере истории Индии. В ходе развития классовых отношений там началось смешение четырех варн, в итоге которого произошло их дробление на огромное количество каст, а сфера культа распалась на множество ответвлений и сект. Варна крестьян всё более сближалась в статусе с варной неполноправных шудр, а первые крупные государства в Индии – империи Маурьев и Нандов вообще основали выходцы из низших каст.

Оружие жрецов.

Таким образом, взглянув в глубины истории, мы нигде не можем обойти огромной роли культового сословия (жрецов). Именно в них скрыт фундаментальный секрет всей истории человечества и метаморфоз любого из обществ. Жрецы стоят у истоков всех социальных потрясений, их тень заметна за всеми грандиозными всплесками человеческой эволюции.

Итак – жрец. Попробуем взглянуть на этот тип более глубоко.

Жрец - личность, для которой характерно использование в борьбе за своё доминирование принципов духовной власти.

Духовная власть – это добровольное подчинение людей какому-либо авторитету или освящённой временем традиции. Она практикуется во всех сферах культа, идеологии, науки и искусства. Соответственно людей, трудящихся в этих сферах, можно однозначно отнести к касте «жрецов».

Личностная типология этой касты - люди, использующие для достижения своих целей принципов духовной власти и тяготеющие к организациям и объединениям людей, которые данную власть используют. А теперь подробнее о механизмах этой самой духовной власти.

В одном из предыдущих исследований была дана примерная классификация элементов, из которых строится подобная власть. Сейчас этот список можно уточнить и расширить.

1.Миф – это утверждение, априори содержащее истину для разделяющего данное мнение человека. Зачастую миф может представлять собой целостную картину мира, исходя из которой теоретик (жрец) может истолковать все случаи жизни вообще и их значение, в частности.

Миф предполагает мораль – набор правил или стереотипов поведения, необходимый для индивидов, разделяющих данный миф. Он же формирует «канон» - набор символов, с помощью которых миф доводится до сознания масс. Самый распространенный вид подобных символов – «священные тексты» обязательно содержащие «истину»

2. Жертва. Людей можно заставить поверить в миф только практикой жертв за него или ритуальных ограничений. Жертвой может быть что угодно – приношение даров и ритуальные взносы, аскеза и пищевые ограничения, жертвоприношения. Но самая сильная жертва – это пролитие крови. Страдание и смерть за веру или убийство врагов веры сразу же наполняет смыслом любой миф. Именно по этому во всех культах кровь считалась главной магической жидкостью.

3.Символ. Миф доводится до сознания масс в виде символов. Жрец это ни кто иной, как человек, управляющий символами – их создатель повелитель и толкователь. Всякое искусство есть, по сути, набор символов разных мифов, доносимых до масс разными способами – музыка, танец, литература, поэзия, живопись, скульптура и т.д.

Всякая наука, равно как и культ, всегда построена на оперировании символами.

4. Обряд и праздник – эти понятия неразделимы, поскольку праздник всегда являлся частью обряда или сопровождался обрядами. Для того, чтобы люди верили категориям мифа, необходимо, чтобы они постоянно переживали его, чтобы их сознание существовало в нём и оценивало мир изнутри мифологической концепции. Подобное коллективное переживание категорий мифа - главная цель обряда, сопровождаемого праздником, или наоборот. Эти виды коллективных мероприятий есть ни что иное, как применение инструментов духовного владычества жрецов непосредственно на практике – на массовое сознание и подсознание людей.

5. Тайна. Любой жрец обязательно должен выступать как хранитель тайн и секретов. Потому что любая тайна есть тень и отблеск самой большой и великой из всех тайн – загадки смерти. Обладание тайной позволяет человеку позаимствовать что-то от могущества и власти этой величайшей загадки бытия.

6. Традиция. Совокупность всех вышеперечисленных принципов составляет универсальный код духовной власти.

Когда эти компоненты удачно совпадают, рождается новое учение, религия или философия, способная изменить ход человеческой истории. Для того, чтобы этот магический эликсир продолжал действовать во времени, необходимо сохранять все его ингредиенты в строгом порядке. Традиция – это и есть поддержание состава любого удачно применившего себя в жизни учения в строгой неизменности, порой сквозь время и эпохи. Жрецы всегда ставят своей целью хранить традицию, даже когда смысл отдельных её элементов утрачен, а значение многих символов позабыто.

Теперь рассмотрим вопрос о символах, которые представляют собой набор универсальных методов внедрения абстрактных идей в сознание масс. Обычно весь арсенал символического оружия применялся в ходе обрядов, сопровождаемых праздниками. На основании изучения ритуалов, мистерий, празднеств и даже политических митингов, музыкальных концертов и военных парадов можно понять основы тех архетипичных символов всех человеческих культур, на которые откликается человеческое сознание, или даже можно сказать, подсознание.

Фундаментальный набор данных символов подсознания невелик и основные два его компонента уже сформулированы великим психологом Зигмундом Фрейдом. Это эрос, как символ общего и широко понимаемого влечения к жизни и танатос – противоположный символ также широко понимаемого влечения к смерти.

Эрос – желание, страсть. Он включает в себя не только половое влечение, инстинкт, но и стремление к потреблению материальных благ, переживания счастья, радости жизни, красоты, успеха, могущества. Танатос – страх, мрак, аномалия, загадка, тайна, страдание, смерть. Это те вещи, которые априори не могут оставить ни одного человека равнодушным.

Эрос и танатос - любовь и смерть, они же добро и зло. Соответственно, борьба этих начал между собою – базовый код любого искусства.

Допустим, всё массовая культура системы капиталистического общества построена на эксплуатации такого фундаментального инстинкта, как эрос. Реклама, поп-музыка – все это есть бесконечные вариации эротического начала сознания. Предметы потребления, секс, обнажённые тела, престиж и успех – вот символы, которые посылает данное искусство массам.

Альтернативные же течения в искусстве – «андеграунд», наоборот, делают акцент на танатосе - темные одежды, мрачные лица, философская рефлексия, все оттенки отрицания жизни и общества. Культурное подполье просто транслирует инстинкт смерти, порою также неслабо приправленный эросом. Третий немаловажный символ культового воздействия на сознание – это массовость, то есть задействование в культурных и символических обрядах больших масс людей.

Поскольку человек есть существо стадное, то любая толпа неизменно способна «заражать» его своим общим настроем. И чем больше людская масса, тем сильнее её воздействие на каждого отдельного индивида.

Этот принцип особенно часто использовало искусство тоталитарных обществ. В нем единые и слаженные действия больших коллективов являются наиболее часто повторяемым мотивом. Политические манифестации, военные парады, войны и великие стройки, поэтизация действий широких масс – вот в чем суть данного стиля.

Последний ключевой символ подсознания, возникающий, как результат взаимодействия предыдущих трёх это «экстаз» - чувство экзальтации и восторга, возникающее при сильном воздействии на сознание человека всех вышеперечисленных архетипов.

Обряд и ритуал, все древние мистерии собственно и состояли из воздействия на человеческие группы всего арсенала символов духовной власти. Обязательно коллективные, зачастую массовые действа, сопровождавшиеся кровавыми жертвами и оргиями, приводившие в итоге к чувству божественного восторга, мистического опьянения для участников торжества. Этот эффект во много раз усиливался символической силой искусства – музыкой, пением, танцами. Происходили эти ритуалы в храмах или священных местах, украшенных живописью, скульптурой. Зачастую эффект экстаза усиливался принятием опьяняющих веществ, допустим, вина.

Естественно, что кровавые жертвоприношения и половые оргии вовсе не были обязательны в подобных мероприятиях. Их, по жреческой традиции, вполне могли заменить символы эроса и танатоса – допустим, ритуальные танцы, носящие лёгкий эротический оттенок, грустные песни об умирающем божестве или герое, покидающим своих последователей.

Самое интересное, что современная массовая культура тоже представляет собой своеобразную редукцию древних мистерий, но уже лишенную непосредственного культового содержания.

Концерты звёзд музыкальной эстрады чрезвычайно похожи на древние ритуалы со всеми присущими им элементами – эросом или танатосом, людской массой, экстазом и опьянением. Да и терминология похожа – идол, кумир, поклонники. Древние жрецы и боги должны были вызывать к себе у верующих именно такие же чувства, как и нынешние идолы сцены у своих поклонников – беспредельное восхищение, любовь и обожание.

Собственно любое коллективное досуговое мероприятие, хотя бы даже распитие пива с девицами и гитарой, уже включает в себя некоторые обрядовые элементы. Здесь тебе и коллектив, и искусство, и эрос, и экстаз – особо сильный, если перепить.

В отдельную категорию жреческого оружия можно выделить такое качество человека, присущее в большей мере именно жрецам, как юмор. Смех – это древнейшее оружие жрецов, употребляемое ими главным образом против служителей враждебных им культовых корпораций. Смех – это универсальный инструмент десакрализации, он разрушитель всяких жреческих чар. Чтобы убить чью либо духовную власть, её достаточно высмеять. Остроумие – основной видовой признак настоящего жреца. Именно на основании способности индивида к юмору подлинные жрецы опознают себе подобных.

Да и построен юмор в основном на тех же принципах эроса и танатоса. То есть фундаментом его являются сальности и чёрный юмор. Особенно универсален в этом плане русский мат. Его, наверное, придумали славянские жрецы. Эта ругань все понятия, в том числе и негативные (танатоидные), выражает через откровенный эротический, половой символизм. Русский мат – это грубое, но сильное оружие десакрализации. Недаром разные народы при контактах с русскими первым делом перенимают у них это достижение.

Определив для себя методы духовной власти, то есть той силы, с помощью которой жрецы правят массами, можно представить себе и наиболее распространенные личностные типы жрецов.

То есть, кто является прирожденным жрецом? Как можно его узнать? Какие личностные качества присущи этой касте?

Определённо, что человек обладающий способностям к употреблению духовной власти, должен отличаться от остальных людей. Истинный жрец всегда должен отличаться. Причем градации этих отличий могут быть совершенно различны – умом, как учёный, намеренной и порою показной глупостью, как блаженный или шут, экзотическим внешним видом, как шаманы и звёзды эстрады или скрытыми символами, как члены тайных обществ.

Суть жреца в том, что он всегда отличается от остальных : он необычный человек, сверхчеловек, а, может быть, и вообще не человек.

Причём подобная традиция существовала издавна. Изначально, в первобытном обществе, подобная функция жреческой типологии проявлялась довольно сложным образом. Хотя все служители культа (знахари, колдуны, шаманы) отличались от своих соплеменников — внешним видом, знаниями, социальным статусом и стереотипами поведения — они фактически и составляли правящую элиту. Тем не менее, чёткой грани между этой элитой и остальными соплеменниками не было. Любой член коллектива в эпоху «первобытного коммунизма» был приобщён к сфере культа — сакральным мифам, обрядам и инициациям. Можно сказать, что в древних бесклассовых обществах все соплеменники хотя бы отчасти являлись жрецами.

Правящую прослойку составляли личности, у которых все качества, присущие жреческой касте, были особо заострены - обладатели сильной «маны», то есть «харизмы» У этих людей способность к употреблению духовной власти была особо сильно развита. Именно они должны были нести на себе печать существенных отличий от остальной людской массы, чтобы их узнавали и им поклонялись.

В чём же заключалось это отличие?

На кого стоило быть похожим древнейшему жрецу, чтобы обозначить свою принадлежность к первой касте? Естественно, в качестве примера для подражания перед древним человеком были только животные. Вполне естественно, что по многим своим качествам они порой превосходят человека — по силе, ловкости, чутью и т.д. Соответственно, жрецу, чтобы отличаться от людей, надо было подражать животным. Древнейший жрец — это человек - волк, медведь, лис и т.д. Он обязательно должен был покланяться своему животному прообразу; допустим, носить шкуру зверя, украшать себя татуировками и амулетами, его символизирующими, подражать время от времени его повадкам.

Именно в этих представлениях скрыты истоки такой древнейшей веры, как тотемизм — поклонение животным предкам и вера в зооморфных духов покровителей. Народные поверья о людях-оборотнях, могущих превращаться в животных, растут из этого же корня.

С развитием человеческих коллективов менялось и представление о богах. Они становились всё более похожи на людей. Точнее, на жрецов. Любое божество стало представлять собой некий идеализированный образ жреца данного культа. Боги становились такими, какими хотели видеть себя сами жрецы — то есть существами человеческого вида, но наделёнными сверхъестественными свойствами и сверхчеловеческим могуществом. Хотя практически все они в память о первобытном прошлом сохраняли элементы зооморфизма — рога, копыта, крылья и другие звероподобные детали или хотя бы имели животных-спутников.

Таким образом можно сделать вывод, что преподносимое массам в качестве объекта поклонения любое из божеств есть на самом деле некий абстрагированный и доведённый до чистого абсолюта образ жреца культа данного бога. Любое божество, как правило, выступает не только, как объект поклонения, но в первую очередь, как объект подражания для своих последователей.

Наиболе ярким примером данного утверждения является культ современных звёзд музыки и сцены, существующий в рамках масскультуры нашей эпохи. Смотря выступление звёзд музыки или кино мы отдаём себе отчёт, что тот образ, который изображает актёр или певец на сцене и его настоящая личность — это совершенно разные вещи. Тем не менее, объектом поклонения, восхищения, или неприязни служит именно образ, который изображает исполнитель, а не сама его личность. То же самое и с богами всех религий - это всего лишь cценические образы, некий кристаллизованные типы героев, доведённых до абстрактного совершенства, навязываемых как объект для подражания, прототипом которого являются сами жрецы создающие массам богов, по своему образу и подобию.

Многие из божеств древних языческих культов изначально и были жрецами, реально существовавшими историческими персоналиями, возведёнными в культ при жизни или после смерти. Их образ был доведён до абстрактного идеала и растиражирован в множестве символов.

Проанализировав характерные черты жреца, как типологии личности, приходим к выводу, что основным его признаком является отличие от основной массы людей. Причём данное отличие может быть крайне широко толкуемым, ибо даже иностранец, оказавшийся волею судеб среди далёких народов, воспринимается ими в какой-то мере, как жрец.

Ведь он говорит на незнакомом и загадочном языке, совсем иначе выглядит, и владеет новыми и чудесными знаниями. Возможно на этом базируется древнейший обычай гостепреиимства — восприятие гостя, как некой сакральной и ритуальной фигуры, требуюшей к себе особого уважения и приветственного церемониала.

Примеры жреческих течений в истории

В эпоху изначального коммунизма (первобытное общество) жрецы были единственной правящей элитой. Затем они постепенно утратили власть ( у разных народов в разное время), уступив её другим кастам. Этот процесс собственно и означает образование государства в классическом его понимании. Но из истории эта каста не ушла, наложив свой неизгладимый отпечаток на большинство исторических катаклизмов всех эпох. Более того, целый ряд исторических течений несёт в себе все признаки революции жреческой касты, то есть попытку некоторых радикальных жреческих кругов свергнуть господство низших каст, вновь захватить власть, повернув этим самым историю вспять.

Чем же характеризуются подобные течения, которые можно отнести к попыткам жреческой революции?

В своё время русский мыслитель и историк Лев Николаевич Гумилёв ввёл такое понятие, как «антисистема». Это, как правило, организации культового или идеологического характера с абсолютно разными идейными догматами, но схожие в жёском отрицании окружающего мира и бытия, признаваемого ущербным и несовершенным (более того, порою прямым воплощением зла, против которого нужно вести непримиримую борьбу). В исторической науке подобные идейные движения также называют порой «карго культами» или кризисными культами — то есть учениями, которые пытаются решить вставшие перед различными обществами в разное время кризисные проблемы, каким либо фантастическим способом.

Допустим, как пример, разные эсхатологические секты в периоды катаклизмов и бедствий предлагали своим сторонникам бросать всё и бежать в горы, чтобы ожидать там скорого конца света.

Скорее всего, подобные жизнеотрицающие системы и являются некими рецидивами жреческой революции, очагами восстаний жрецов, вспыхивающими то в один, то в другой кризисный момент истории. Доказательством этому утверждению является прежде всего то, что враждебной реальности в подобных течениях всегда противопоставляется яркий миф — либо религиозный, либо политический.

Там же, где идея превращается в главное оружие, за ней маячит фигура восставшего «жреца», который борется за власть с помощь единственной доступной в полной мере для данной касты силы — идеи, и жертвам за неё.

Характерна жесткая враждебность подобных «антисистем» к окружающей социальной действительности. Подобные организации всегда крайне и экзальтированно революционны.

Казалось бы, удивительно, что подобные культы и учения враждебно настроены в основном против господства двух правящих каст, воплощением которых является государство и собственнось. Их борьба ведётся и против тех жреческих корпораций, которые идейно обслуживают данную власть и собственность. Таким образом, можно сделать вывод, о том, что так называемые «антисистемы» во всём множестве своих проявлений и есть просто попытка первой касты - «жрецов» захватить власть в чистом виде.

То есть отторгнуть ее из рук низших каст, и вернуться к первоначальной форме правления - под власть жреческого сословия, а именно к древнейшей системе «первобытного коммунизма», именно той форме общества, когда культовое сословие было единственным правящим.

Характерно, что такие попытки повернуть историю вспять, как правило заканчивались провалом. Либо подобные радикальные секты безжалостно истреблялись, как ереси; либо, если им удавалось победить с «помошью меча» и основать свои государства, власть у жрецов вновь узурпироваласть кастой кшатриев (то есть военными и бюрократией). Хотя зачастую, в любом радикальном, антисистемном движении изначально появлялись разные спектры учений и толкований, некоторые из которых сами довольно быстро переходили на службу другим кастам, становясь злейшими врагами своих же коллег жрецов — революционеров. Но в то же время практически в любом идейном учении есть потенциал для появления внутри него антиситемной секты жрецов — радикалов, но при определённом стечении исторических обстоятельств.

Революционные движения, как яркий тип «антисистемы»

Прежде всего интересен тот тип жреца «антисистемы», то есть классический тип революционера, вечного бунтаря, представляющего собой идейный запал любой революции, всегда презывающего к её полному «экстремуму» - крайней точке радикализма.

Удивительно, но ярче всего подобный образ описал в литературе великий русский писатель - Фёдор Михайлович Достоевский. Это герой произведения - «Преступление и наказание» Родион Раскольников. Предвижу некоторый элемент удивления и вопрос - почему?

Ответ прост — по сюжету произведения этот литературный персонаж долго и тягостно скитается по трущобам столичного Петербурга. Причём чувства, владеющие им, исходя из описания его изначальных переживаний — это отвращение героя к мрачной социальной действительности и протест. Несмотря на то, что автором в основном позиционируется социальная сторона этого протеста, нельзя не заметить, что он на самом деле гораздо глубже. Это возмущение тяготоми людского бытия вообще, это своего рода метафизический протест против зла существования как такового.

В противовес убогой и мрачной действительности главный герой романа Родион Раскольников создаёт свою идейную концепцию — свой миф о сверхчеловеке, «который не тварь дрожащая, а право имеет». И для того, чтобы воплотить свой миф в жизнь, он, как истинный жрец, приносит идее кровавую жертву — убивает топором старуху-процентщицу, уничтожает её, как материальный символ этого ненавистного своим убожеством бытия.

То есть, по мысли, заложенной в произведение автором, очевидно, что убийство старухи Родионом вовсе не было обычным преступлением ради грабежа. Это был прежде всего идейный акт, жертва во имя той истины или мифа, который создал герой произведения. И для того, что бы заставить этот миф ожить, он обосновал его пролитой кровью. Этот образ жреца, проливающего кровь ради воплощения в жизнь своих фантастических идей, бесспорно списан Достоевским с русской революционной интеллигенции середины XIX века. Родион Раскольников и его теория свехчеловеческой личности, стоящей выше морали — это предтеча террористов «Народной воли» и вообще идейный источник будущей революции, чей идейный посыл предвосхитил своим гением Достоевский на много десятилетий ранее.

То есть революционное брожение умов, охватившее Россию со второй половины XIX века, несёт на себе явный отпечаток активности первой касты. Русская революция была прежде всего была революцией жреческой. В сердцевине её была идея переустройства всего мира с отчётливыми мессианскими мотивами. То есть можно сделать вывод, что любая великая революция в истории человечества является революцией жреческой, потому что в самом радикальном своём историческом гребне волны она всегда выносит на поверхность коммунистические учения либо секты, которые являют собой именно попытку жреческой революции в прошлое — в коммунизм, в золотой век.

Соответственно, необходимо подробнее проследить связь коммунистических учений с кастой жрецов.Особенно чётко эта связь прослеживается на примере наиболее масштабной коммунистической идеологии — марксизма. Потому что, несмотря на якобы научность этой теории и прогрессистский контекст, марксизм, на самом деле глубоко мифологичен и архаичен. Более того, именно это учение являет собою наиболее последовательный и радикальный проект «консервативной революции». Начнём хотя бы с того, что идеи коммунизма абсолюто фантасичны и загадочны, и попытки построения «рая на земле» выглядят почти как призыв вернуться в эпоху сказок и легенд. Если конкретнее, то откуда взял Маркс свой общественный идеал - «от каждого по способности, каждому по потребности» - естественно, из первобытного общества.

Собственно древнейшую стадию людского развития он и назвал «первобытным коммунизмом». Возникает естественный вопрос, а почему этот строй ему был близок и казался идеалом?

Коммунизм — это общество без государства. Поскольку любой социум подразумевает существование внутри него некоей иерархии и старшинства - то есть власти, неизбежно встает естественный вопрос — кто будет править при коммунизме?

Естественно вариант власти насилия и власти денег отметается, как атрибут присущий господству низших каст. А вот власть духовная — сила авторитета, идеи, знания — то есть способ доминирования, присущий касте жрецов, похоже становится единственной формой власти, которая только и может существовать в совершенном обществе. Соответственно, власть при коммунизме остаётся только духовная, присущая жрецам. Они и будут правящей кастой при коммунизме. Но если в первобытном обществе жрецы были представлены шаманами, знахарями, колдунами и т.д., то в совершенном обществе эту функцию будут выполнять учёные и философы, что в принципе одно и то же.

Естественно, Марксу, как учёному и философу, а так же потомку самых настоящих жрецов (он был выходец из семьи раввина) подобное общество было понятно, естественно близко и привлекательно. То есть, создав коммунистическую теорию, он просто продублировал древнейший жреческий идеал.

Абсолютно логично в этом контексте и обращение всех социалистов, и Маркса в частности, за поддержкой к низшим слоям общества. Настояшие жрецы, отстаивающе свой кастовый идеал, не опираются в своей борьбе на силу золота либо государственной власти, и имеют только один слой, который можно поднять на борьбу за свои интересы — это угнетённые и парии общества.

Жрецы революционеры всегда использовали эти слои «которым было нечего терять, кроме своих цепей», как таран для свержения власти других каст. В качестве основного стимула борьбы они могли предложить восставшим массам лишь красивый миф - «кто был никем, тот станет всем». Далее, чтобы любая идея ожила, её необходимо было обозначить символами и окропить кровью мучеников или врагов, в этом и заключается суть древнейшей магии жрецов и власти этой касты.

Характерно, что особые отношения жречества к низшим слоям явление достаточно древнее. В храмовых хозяйствах работали зачастую изгои и париии общества — сироты, изгнанные за мелкие преступления, порою военнопленные. Это был низший слой людей храма, служивший жрецам.

Именно поэтому жречество с древности видит в обездоленных и изгоях потенциально близкий к себе слой, который зачастую можно использовать в своих целях. Маркс обобщил эту прослойку, своего рода приводной механизм жреческой власти, под термином «пролетариат», создав этим самым некое мифологическое понятие, доселе не существовавшее. Обозначив его названием, он фактически вызвал его к жизни.

В заключение можно сделать вывод о том, что все чисто жреческие течения в истории, они же революционно-коммунистические, начиная с древнейших коммунистических сект и заканчивая марксизмом, обладали характерными типологическими чертами.

1. Данные учения всегда проповедовали имущественное равенство в той или иной форме, что можно определить, как призывы к возвращению к изначальному коммунизму.

2. Они одинаково враждебно относились к власти двух других привилегированных каст, то есть к классу собственников и их силе золота, и классу бюрократии и государству с его властью насилия.

3. Для жреческих революционных движений характерно противопостовление яркого, но и крайне догматичного мифа окружающей реальности, которая признаётся не только не совершенной, но и напрямую враждебной стихией, из чего естественно следует, что данную реальность, не считаясь с жертвами, необходимо перекроить под категории мифа.

4. Подобные движения всегда аппелируют к низшим слоям и угнетённым, видя в них естественных союзников в борьбе против власти других привилегированных каст.

Национал-большевистская партия, как пример жреческого революционного течения

И в наше время, и даже в современной России существуют идейные течения, которые можно отнести к «антисистемам» в понимании Льва Гумилёва, представляющие собой примерный тип жреческо-революционного движения.

Пожалуй, к данной категории можно отнести Национал-большевистскую партию, возглавляемую Эдуардом Лимоновым.

Предвижу удивление читателя. Ведь данная организация пользуется репутацией скандального и эпатажного движения.

Где же здесь следы древнейшего кастового архетипа?

И тем не менее они присутствуют. Хотя надо признать, что следы эти существуют в НБП не в виде идеологии. Идеологиии там как таковой нет. Точнее, она состоит из абсолютно рваных и не стыкуемых друг с другом идей — осколков различных концепций, взятых ради сиюминутных политических потребностей и не выстроеных в какую бы то ни было систему.

Жреческий кастовый идеал существует в НБП скорее как идейный подслой, воспринимый участниками данного движения более на подсознательном уровне. То есть не в виде законченной идеи, а скорее в виде стереотипа поведения.

В концепции базовых представлений, заложенных в стериотипах нацболов присутствуют все четыре элемента, присущие жреческо-революционному движению.

Во-первых, это коммунистическо уравнительные стремления, существующие там не как целостная программа, а скорее как некое интуитивное стремление. На поверхности же оно выражается лишь лозунгами необходимости большей социальной справедливости, то есть достаточно несистемно.

Во-вторых, в НБП всегда относились одинаково отрицательно как к богатым — буржуазии, так и к государственной бюрократии и силовикам. То есть к врагам причислялись безусловно представители нежреческих привилегированных каст — военно-бюрократическое сословие и собственники, представляемые в виде образа ненавистных обывателей.

В-третьих, — миф НБП (собственно, как выше отмечалось, целостной концепции там нет).

Его функции выполняет идея революции, а так же необходимость жертв за него — своеобразный культ политзаключённых — страдальцев за идею. Причём все эти составляющие носят очевидный жреческий характер. Революция внутри партии понимается гораздо глубже, чем просто буржуазно-демократическая, хотя за таковую внешне выдаётся. В подсознательном восприятии нацболов революция видится эсхатологическим событием, которое полностью разрушит основы миропорядка, низвергнет всё, что только можно низвергнуть, и на развалинах воцарится новый порядок, где править будит лишь «партия», то есть корпорация жрецов-революционеров. Тюремные же сидки нацболов за участие в различных акциях выполняют одновременно две важнейшие культовые функции — роль почти ритуальной жертвы и одновременно своеобразной инициации — высшего посвящения адепта в элитный орден «сидельцев».

Ну и наконец, как истинный жрец-революционер Э.Лимонов обращается со своей проповедью к маргиналам и париям общества (точнее, к разбросанным в этой массе людям с жреческой кастовой типологии) стремясь поднять этот слой на борьбу против власти - за «свободу» !

За свободу жрецов от господства низших каст: примерно так этот лозунг нужно расшифровывать.

Надо признать, что к данному набору идей НБП пришла не сразу, а в ходе длительной эволюции. Изначальная идеология национал-большевизма, воскрешённая философом Дугиным — это чистая апология касты кшатриев, то есть военно-бюрократического сословия. Ведь идеалом национал-большевизма в чистом виде является сверх-государство (империя) со всепроникающей властью бюрократии и военных. Наиболее близко этот идеал был воплощён в Советском Союзе эпохи Сталина — системе, где государственная власть монополизировала практически все сферы жизни общества: экономику, политику, идеологию, искусство, образование и т.д. Национал-большевизм — это абсолютная идеологическая доктрина «жрецов меча», то есть кастовой группы жречества идеологически, обслуживающей кшатриев (военно-бюрократическое сословие), дающее им идейное обоснование для господства их касты.

Лимонов изначально тоже пытался пристроится к «жрецам меча», но, попав под государственные репрессии — загремев в тюрьму, переоценил своё отношение к государственной власти. Пострадав от касты воинов, он, после выхода из тюрьмы ударился в другую крайность — попытался пристроиться к группировке буржуазного сословия. Борьба за демократические свободы, права человека, союз с либералами из этой серии. Хотя необходимо отметить, что и это сословие также воспринимает мятущегося жреца Лимонова с трудом, и за своего явно не признаёт.

То есть Эдуард Лимонов - типичнейший жрец-повстанец так и не смог всю жизнь разглядеть цели, которые он и его организация подсознательно преследовали. Наш интуитивный пророк жреческой революции всю жизнь был похож на человека в тёмной комнате, который пытается найти самую главную нужную ему вещь (ключевую идею) но вместо этого ему под руку попадается какое-то барахло — обрывки газет, тряпки, старые вёдра, тазы.

Всё это идейное барахло он даже собрал в одной из своих поздних книг с весьма подходящим для этого названием - «Ереси»

Хотя некоторые идеи присущие именно жреческой кастовой типологии встречались у Лимонова и в самом начале его творческого пути. Допустим, он пытался выдвинуть теорию о том, что главной движущей силой истории является интеллигенция. То есть прослойка интеллектуалов (с точки зрения нашей теории «жрецов») является ключевым фактором и причиной всех исторических катаклизмов. Из этой же серии его высказывание - «Жизнь подражает искусству»

А пресловутая теория «сексуальной комфортности» нашего Эдуарда — то есть идея об обобществлении женщин, над которой многие смеялись. Эта идея отнють не нова.

Большинство радикальных коммунистических сект и учений в истории приходили к идее разрушения семьи и свободного промискуитета. Корнями эта идея уходит опять же в первобытное общество (эпоху правления жрецов), когда семьи, в нашем понимании, не существовало. Основной ячейкой общества было племя, всё было общим — и женщины в том числе, принадлежали всему коллективу, а не каким-то отдельным мужчинам. И соответственно, в периоды отмечания праздников и ритуалов половые табу снимались, что сопровождалось коллективными оргиями и зачатиями детей. Родившиеся дети естественно, порою не знали отца, что было в общем то и не важно, поскольку они принадлежали не отдельной семье, а всему племени. Именно в этом скрываются истоки обычая многих народов вести родство не по отцовской, а по материнской линии. Это древнейший пережиток первобытности — воспоминание о изначальных формах общежития человеческих обществ, когда ребёнок точно мог точно знать только свою мать, а кто выступил в роли отца считалось неважным. Естественно, жрецы революционеры, пытающиеся вернуться в изначальное коммунистическое, то есть древнейшее общество, интуитивно приходят к идеям обобществления женщин, - то есть возврату к древнеплеменной форме жизни человеческих коллективов.

Пример с Эдуардом Лимоновым и национал-большевистской партией вообще весьма характерен для кастовой типологии жречества. Эта прослойка вообще не воспринимает себя как единое целое. Жрецы меча всегда стремятся стать бюрократией, жрецы золота (слой интеллектуалов, обслуживающий капитал), достигнув успеха, как правило считают, что они типичные буржуа. Жрецы же революционеры ссорятся друг с другом, и бесконечно блуждают в паутине устаревших теорий и пустых догматов. Ведь все попытки восстаний первой касты в прошлое — в «золотой век» были поразительно похожи, все они несли в себе четыре выше перечисленный признака. Но ни одна из этитих попыток не увенчалась успехом.

Почему?

Возможно именно потому, что это сословие так и не осознало самого факта своего самостоятельного существования, а следовательно и своих интересов, и присущих только им методов борьбы.

Не осознав себя особым классом, представители первой касты естественно не могли и сформулировать своей конечной цели.

Ведь именно захват власти кастой жрецов в общечеловеческом масштабе фактически и приведёт к установлению «коммунизма», общественной системы, уже существовавшей когда-то многие тысячи лет.
Комментарии 0
ads: