Национал-большевистский фронт  ::  ::
 Манифест | Контакты | Тел. в москве 783-68-66  
НОВОСТИ
12.02.15 [13:38]
Бои под Дебальцево

12.02.15 [13:38]
Ад у Станицы Луганской

04.11.14 [11:43]
Слава Новороссии!

12.08.14 [17:42]
Верховная рада приняла в первом чтении пакет самоу...

12.08.14 [17:41]
В Торезе и около Марьинки идут арт. дуэли — ситуация в ДНР напряженная

12.08.14 [17:39]
Власти ДНР приостановили обмен военнопленными

12.08.14 [17:38]
Луганск находится фактически в полной блокаде

20.04.14 [17:31]
Славянск взывает о помощи

20.04.14 [17:28]
Сборы "Стрельцов" в апреле

16.04.14 [17:54]
Первый блин комом полководца Турчинова

РУБРИКИ
КАЛЕНДАРЬ
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
ССЫЛКИ


НБ-комьюнити

ПОКИНУВШИЕ НБП
Алексей ГолубовичАлексей Голубович
Магнитогорск
Максим ЖуркинМаксим Журкин
Самара
Яков ГорбуновЯков Горбунов
Астрахань
Андрей ИгнатьевАндрей Игнатьев
Калининград
Александр НазаровАлександр Назаров
Челябинск
Анна ПетренкоАнна Петренко
Белгород
Дмитрий БахурДмитрий Бахур
Запорожье
Иван ГерасимовИван Герасимов
Челябинск
Дмитрий КазначеевДмитрий Казначеев
Новосибирск
Олег ШаргуновОлег Шаргунов
Екатеринбург
Алиса РокинаАлиса Рокина
Москва

ИДЕОЛОГИЯ
17.03.2011
Александр Дугин: Цели и задачи нашей революции. Часть 4
Новая нация
Задачей Национальной Революции является построение Новой Нации. Это требует появления особого, нового типа национализма, не исчерпывающегося ностальгическим и фольклорным национализмом, обращенным в прошлое и консервативно ориентированным. Новый национализм должен быть пассионарным, агрессивным, нацеленным скорее в будущее и основанным на глубоком понимании национального настоящего. Новый национализм -- это национализм "здесь и теперь", это вкус истории, переживаемой не опосредованно и литературно, как предание о прошедшем, но напрямую и конкретно, страстно и трагически. Нация живет в "вечном настоящем", именно в этом и заключается ее загадка, ее мистика. Подвиг отцов оживает в детях, и поколения объединяются в едином дыхании, в миге великого национального Свершения.

Национальная Революция ставит своей целью пробуждение самого глубинного национального инстинкта, который не является ни инстинктом выживания, ни инстинктом самосохранения, но инстинктом Величия, Подвига, свершения Невозможного. Именно на этот всеобщий национальный героизм и ориентирован новый национализм. Биологическая численность, здоровье, чистота крови, материальная обеспеченность, психологическая удовлетворенность -- все эти национальные проблемы представляются вторичными и опосредованными, не пригодными для того, чтобы стать знаменем Национального Пробуждения. Конечно, революционная националистическая власть сделает все возможное для заботы о своем народе, о его процветании. Но не это главное. Самый сытый и комфортный образ жизни при отсутствии духовной национальной мобилизации, при духовном упадке для подлинных националистов будет лишь помехой и преградой. Сытость, изобилие, благополучие -- эти лозунги не имеют ничего общего с Национальной Революцией; ради таких целей ни один порядочный человек ее пойдет на страдания, смерть, борьбу, Революцию. Народ существует ради высшей духовной миссии ("Народы -- это мысли бога", говорил теоретик национализма Гердер), и именно исполнение этой миссии делает из Нации нечто большее, чем простое собрание человеческих индивидуумов. Нация понимается революционерами почти как религиозная община, требующая полной материальной и физической отдачи и возмещающая эти затраты благодатными духовными энергиями.

"Ветхая" нация может проявлять свой порок по разному -- через безразличное ко всему благосостояние (это, естественно, не наш случай), через оккупацию инородной нацией и потерю своего лица, через вырождение своих национальных ценностей до прагматического, эгоистического уровня, через предельный консерватизм, превращающий этнос в резервацию и т.д. Во всех случаях речь идет об ОТЧУЖДЕНИИ нации от ее глубинного мистического бытия. Нет сомнений, что ныне наша нация переживает именно "обветшание", темный период потери собственного "я". И тем не менее, это временный процесс. Среди евразийских народов русские являются, быть может, самой молодой нацией, самой свежей, полной сил и потенций. Это очевидно даже на психологическом уровне -- в нашей стране, во всей ее истории, постоянно проглядывается н е з а к о н ч е н н о с т ь, н е з а в е р ш е н н о с т ь. Это не признак нашей бездарности, это свидетельство того, что мы ж и в ы, что мы не законсервировались и не сконцентрировались на каком -то промежуточном результате, посчитав его "высшей ценностью". Наша нация -- молода по сути, ее лишь пытаются сделать "ветхой", пытаются искусственно внушить, что "все позади" и ничего кроме ностальгии русским не остается. Мы скорее, оккупированы и растеряны, но не "стары". Мы сегодня болеем, но лихорадка заставляет национальный организм напрячь все свои тайные силы.

Чтобы пояснить сущность нового национализма можно привести в пример два классических отношения к качеству "незаконченности" нашей национальной истории. Именно это утверждение разделяет наше общества на два лагеря -- русофобов-западников и патриотов-славянофилов. Западники видят в национальной незаконченности русских лишь ущербность и неполноценность. Сравнивая русских с Европой (и даже в чем -то с Азией) русофобы довольно доказательно иллюстрируют незавершенность наших национальных форм -- в политике, культуре, искусстве, быту и т.д. -- и законченность и определенность западных обществ. На этом строится антирусская полемика еще со временЧаадаева и Кюстена. Безусловно, русофобская линия является опасной и ядовитой для национального самосознания нашего народа. Она чревата внутренней и внешней оккупацией и искусственным отчуждением нации от ее бытия. Русофобы перестают быть русскими, предают историю своего народа, и поэтому даже определенная справедливость их утверждений относительно нашей "незаконченности" в их гипертрофированной ненависти из частичной истины превращается в ложь и враждебную антинациональную пропаганду. Как бы то ни было русофобы своим восторгом перед "законченностью" способствуют "ветшанию" нации, ее отчуждению, так как они выступают именно как апологеты Отчуждения, причем ко всему прочему отчуждения иностранного и постороннего для нашей истории.

Славянофилы, со своей стороны, вообще отказываются признавать нашу "незаконченность", утверждая, вопреки очевидности, что наша национальная история совершенна и полноценна, что все лучшее в ней уже произошло, и что смысл национализма в консервативном сохранении статус кво и пестовании исторических деталей прошлого. Они рассматривают Россию как законченную и совершенную реальность, как окончательный продукт исторической жизни нации. Неслучайно, так часто можно услышать от славянофилов о "золотой осени" России. На самом деле, такой "старый национализм" неадекватен, порочен и враждебен нации. Он, так же как и русофобия, приучает русских к отчуждению, но только если "западники" делают это безмерно критикуя Россию, то "славянофилы" -- безмерно прославляя ее. "Старый национализм", естественно, в свою очередь делится на множество лагерей, каждый из которых утверждает свою версию того, что же было "золотым веком" России и ее историческим пиком, ее завершением. Одни говорят о Киевской Руси, другие о Московской, третьи прославляют Ивана Грозного, четвертые Петра, пятые Романовых от Павла и Александра I, шестые, наконец, видят "вершину русской истории" в советском периоде и СССР. Все они, однако, едины в своем анахронизме и фанатическом отрицании той "незаконченности", на которую справедливо указывают русофобы, но которую они не адекватно трактуют.

Новый национализм понимает эту проблему иначе и чем "ветхие" националисты и чем русофобы. Национальная Революция признает "незаконченность" русской истории, незавершенность, даже "недоделанность" нашей национальной стихии, но при этом она считает своим долгом в в о л е в о м и с т р а с т н о м порыве з а к о н ч и т ь великое дело Нации, осуществить и выявить ту тайную миссию, которую скрыто несла в себе Россия. Задача национальной Революции сделать "тайное" "явным", реализовать мессианские чаяния народа-богоносца, поставить триумфальную точку в конце эсхатологически ориентированной сакральной истории России. Новый национализм выступает против и русофобии и славянофильства, так как и то и другое не решает проблемы Отчуждения нации от ее собственного бытия, не правильно ставя вопрос и давая на него неправильные ответы.

Киев, Москва, Санкт-Петербург, Ленинград, Сибирь, СССР -- все это векторы истории молодой и великой нации, намеченные, но не доведенные до конца, подобно наброску, очерчивающему общий вид будущей картины без скрупулезного прорисовывания деталей. Новая Нация, которая возникнет в результате победы Национальной Революции будет и киевоцентричной, и москвоцентричной, и имперско-петербургской, и просибирской, и советской одновременно. Новый национализм будет интегральным и открытым, а не эксклюзивистским и сектантским. И более того, в этой национализме проявятся и иные небывалые еще измерения национального строительства -- евразийские, континентальные и, быть может, планетарные. Великому народу-богоносцу стыдно довольствоваться теми относительно небольшими свершениями, которые уже в прошлом. Сегодня нам принадлежит Евразия, завтра весь мир. Новая нация станет нацией русского-всечеловека, о чем пророчески догадывался Достоевский.

В нашей незавершенности залог нашего будущего, в этом наша сила, наша энергия, наша "пассионарность".

Новая Нация не будет слита с Государством. Она будет существовать как его наполнение, как живая, пластичная и гибкая субстанция в рамках жесткой внешней конструкции. Если Новое Государство будет символизировать тело будущего Порядка, то Новая Нация -- его душу. Государство будет инструментом Нации, а не наоборот, ее доспехами, ее орудием. Национальное существование будет протекать не по жестким регламентированным нормам, необходимым в случае Государства, но свободно и естественно, подчиняясь импульсам Жизни и Духа, которые нельзя описать правовыми параграфами или детально спланировать. Централизм и унитарность на уровне Государства на уровне нации будут компенсированы предельным плюрализмом и демократией, органической демократией, которая позволит каждому сектору национальной, региональной и культурной жизни выбирать свои пути для развития и самовыражения. Обычаи, этические приоритеты, стили искусства и даже структуры самоуправления будут крайне разнообразными; они будут вырабатываться на основе культурных особенностей, социальных предпочтений, локальных и региональных ориентаций. Единственным основным императивом национальной жизни станет принцип о р г а н и ч н о с т и, естественной спонтанности в сочетании с исторической укорененностью. Традиция должна пониматься как нечто живое, духовное, почвенное.

Принцип Нации в революционной реальности будет понят как нечто совершенно новое. С одной стороны, нация, взятая как этнос, как биологическое сообщество людей, объединенных кровью и особым "коллективным бессознательным" будет жить в согласии со своими естественными и органическими законами, укорененными в традиции и этических принципах народа. Разные этносы в рамках Нового Государства получат не только право на сохранение своей идентичности, своеобразия, своей исторической культурной, религиозной, языковой и этической особости, но все это станет для них о б я з а т е л ь н ы м, категорическим императивом. На этом этническом уровне во главу угла будет поставлена именно почвенность, укорененность, которая может проявляться и не только на уровне крупных этнических образований, но и на уровне областей и местностей. Этнос в Новом Государстве будет почитаться как духовная органическая ценность, и в этом отношении государственной политикой станет предельный этнический плюрализм, регионализм, упор на сохранение локальных традиций и исторических особостей. Такой плюрализм может доходить до учреждения плюрализма этических и даже юридических норм в зависимости от этнического контекста. То, что будет считаться недопустимым в одном этносе, будет приветствоваться в другом, если это соответствует духу этнических, культурных и религиозных традиций. Любое проявление этнического своеобразия будет поощряться и поддерживаться. Единственным ограничением этнической свободы будет ограничение политических и стратегических прав этносов, т.е. запрет на выход за границы Нового Государства и на ведение политической деятельности в пользу врагов Государства. Этнические элиты будут иметь два уровня -- первый будет управлять внутренними национальными делами, другой уровень будет интегрироваться в сугубо государственную, военно-орденскую элиту, надэтнического, и в чем-то наднационального характера. Естественно, такое разделение будет проходить на строго добровольной основе.

С другой стороны, Новая Нация может быть понята и как общая, сверх-этническая категория, как объединение всех народов и всех социальных слоев Нового Государства. В этом случае, эта Нация будет иметь конусоидальную структуру -- ее верхушка будет совпадать с военно-государственной сверхэтнической элитой, с Орденом, а ее основание будет дифференцироваться в зависимости от локальных этнических групп. Такая Единая Новая Нация будет создаваться постепенно и естественно, без форсирования этнического смешения или культурной нивелировки. Эту Новую Нацию должна создать Новая Элита, как свое продолжение, как свою проекцию на народ и народы. Циркуляция людей в Новом Государстве, процессы спонтанного этногенеза, поэтапное слияние людей в новую, еще небывалую, героическую, революционную Общность, Общину, в которой межэтническое Отчуждение будет преодолено не насильственно и декретно, как пытались это сделать в СССР, но естественно и органично, через героическое, жертвенное, аскетическое и революционное приближение этносов к Великому Архетипу, к сакральному идеалу Бого-Человечества, -- все это будет проходить через инстанцию Новой Элиты, где частное будет магически трансформироваться в Общее, где будет преодолеваться недостаточность Отдельного и обретаться изобилие Общего. Новая Нация будет обладать особыми сакральными характеристиками. Это будет Нация Детей Солнца, высших, благородных, преображенных Подвигом существ, поднявшихся над ограниченностью своей человеческой природы. Новая Нация, к которой будет идти наша Революция, станет общностью Сверхчеловеческих Личностей, свободных и благородных Священников, Воинов, Созидателей. Мы выведем не только Нацию, но Новую Расу, Расу Свободных Господ и Повелителей, Расу Героев, Расу Победителей.

Наш русский народ национально не завершен, но именно потому, что он в глубине души осознает свое Предназначение -- миссию стать ядром Новой Эсхатологической Нации, Новой Преображенной Расы. Именно так понимает свои задачи наш революционный национализм; именно к такой цели мы будем вести новых героев, героев Национальной Революции.

Продолжение следует...

 

Александр Дугин

Комментарии 0
ads: